Распечатать: Данияр Усенов: Рабами легче управлять РаспечататьОставить комментарий: Данияр Усенов: Рабами легче управлять Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Данияр Усенов: Рабами легче управлять Посмотреть комментарии

1 апреля 2005

ПОЛИТИКА

Данияр Усенов: Рабами легче управлять

    Данияр Усенов в представлении не нуждается. Один из основателей финансово–промышленной корпорации «Эридан», депутат Законодательного собрания ЖК второго созыва, популярный политик 90–х годов прошлого века, он как–то внезапно исчез с политической арены. Однако обнаружилось, что это не так. Все эти годы, не афишируя свое участие, Усенов находился в активной оппозиции режиму Акаева. Сегодня он наш собеседник.
    — Данияр Токтогулович, сегодня Кыргызстан вновь оказался на распутье. Объективность такова, что судьба республики во многом зависит от того, кто окажется у руля управления. 14 лет правления Акаева это наглядно доказали. Какой вам видится будущность страны?
    — Сейчас людей больше всего интересует вопрос “кто?”. Называется много имен. Это и Бакиев, и Кулов, и Текебаев, и Мадумаров, и Кадырбеков, и Атамбаев, и Усенов... Но перед всеми нами стоят главные вопросы: как обустроить страну, как жить дальше, какое лицо будет у государства, какой будет его экономика?
    Сегодня уверенно можно сказать лишь то, что в июне будут честные, свободные, прозрачные, законные выборы президента. Я однозначно верю, что сегодня политическая ситуация в стране такова, что голосовать будет каждый. 15 лет назад мы получили в подарок молодого, энергичного, улыбающегося физика, который 15 лет устраивал нам беспредел. Терпение, наконец, лопнуло. И сегодня у всех большие экономические, политические, социальные ожидания.
    Революция когда–нибудь кончится. Выборы — тоже. Наступит реальность будней.
    — К сожалению, будни эти сулят нам мало хорошего. Кто бы ни пришел сегодня к власти, он получит крайне незавидное наследство: непомерный внешний долг, расхристанная экономика, в полном раздрае промышленность, разобщенное, раздираемое противоречиями общество.
    Предположим, к руководству страной пришел Данияр Усенов. С чего бы он начал?
    — Первое — это порядок и дисциплина. У Акаева не было недостатка в лозунгах и идеях, что надо делать. Но беда Акаева и всех нас была в его абсолютной управленческой бездарности. И люди вокруг него не были способны воплотить идеи, которые он декларировал, — как в экономике, так и в политике. Поэтому важно не только, кто придет, но и с кем придет к власти.
    В первую очередь этот человек должен быть предельно честным сам. Когда в стране господствует система, при которой все должности, начиная от постового милиционера и кончая министром или губернатором, продаются и покупаются, она попросту разваливается.
    Основой кадровой политики должна быть не клановость, не родственность, не региональность, а честность человека прежде всего и на втором месте — его профпригодность. Сегодняшняя ситуация требует именно такой последовательности — честность и профессионализм.
    Второе. Я бы разобрался с функциональностью государственного управления в рыночной стране. Мы действительно рыночная страна. Плохо ли, хорошо ли, но у нас сформировалось 38 тысяч крестьянских фермерских хозяйств, введена частная собственность на землю. У нас есть 42 тысячи частных предпринимателей, 56 тысяч малых и средних предприятий...
    Вторая серьезная ошибка Акаева в том, что он за 15 лет не разобрался, что же должны делать, скажем, Министерство сельского хозяйства и министр в рыночной стране, каковы их функции. У нас неоднократно проводилось реформирование органов управления. Сокращались министерства, ведомства. К примеру, было 48, стало 24. Но никто никогда не задумывался, а сколько же их нужно?
    Или, скажем, сколько раз наши земледельцы прогорали по осени, не зная, куда девать выращенный урожай. А почему бы государству весной не ввести госзаказ на все виды сельхозпродукции и не установить твердые цены на них? Ведь вся сельхозпродукция Кыргызстана — это 10 процентов потребности такого города, как Москва. Продайте. Заплатите производителям сомами и получите за экспорт долларами.
    — Да, но захочет ли Москва покупать наши мясо, фрукты–овощи?
    — Я условно говорю. Во всяком случае, отдельно взятому Асану или Дюйшену гораздо труднее решать вопрос, кому и куда продать хлопок, табак, фасоль, картошку. Не очень далеко от нас Томск, Омск, Барнаул, Новосибирск. Свяжитесь с ними, договоритесь. Главное, сделайте дело.
    Или возьмем Министерство промышленности. Оно должно управлять национальными и предприятиями с государственной долей собственности. При этом в руках государства должны оставаться “Энергохолдинг”, “Телеком”, “Кыргызалтын”, железная дорога, новые предприятия, которые государство, правительство должны создавать с учетом потребностей экономики.
    Почему революция началась с юга? Потому что за 15 лет ни Акаев, ни один из его премьер–министров ничего не сделали для развития промышленного потенциала юга. А ведь там живет 52 процента населения. Это реальность? Реальность. И власть получила по заслугам.
    — Не развивая промышленность, Акаев в то же время не только не остановил, но и поощрял развитие Семейного бизнеса. Все знали, что главные бюджетообразующие отрасли были под контролем его близких. Однако налогов от них поступало в госказну значительно меньше положенного. И это при бесконечных разговорах о борьбе с бедностью. Как можно расширить налоговую базу?
    — Что касается налогов. Безусловно, положение здесь очень тяжелое. Но если мы не решим вопрос с честностью будущего руководителя страны, если не установим, что должности не продаются и не покупаются, а занимаются честными, компетентными людьми по деловым признакам, улучшения не будет.
    Сегодня все, кто занимается бизнесом, знают, что сколько стоит, а также сколько стоит должность постового, акима и т.д. Но ведь за все в конечном счете расплачивается народ, общество. Постовой, купив пост, выжимает деньги из рядовых граждан, аким — из населения подвластного ему района или города.
    Мы знаем, что чуть ли не две третьих денежного потока шли не в казну, а в карман Семьи. Мои расчеты показывают, что, если покончить с бесконтрольностью и беспределом наших госчиновников, можно вместо 18 млрд. сомов доходов получать 40 млрд. Это я вам со всей ответственностью заявляю.
    Я не верю, что потери электроэнергии достигают 40–50 процентов. Вы умножьте 14 млрд. кВт.ч. на 50 тыйынов (пусть не на 80). Это 7 млрд. сомов. В отрасли ежегодно разворовывается 3–4 млрд. И когда мне говорят, что в стране нет денег, я знаю, что это неправда. Деньги есть. Вопрос лишь в том, на чье благо они использовались. Нам бы хотелось, чтобы они были использованы на благо народа.
    Можно поднять пенсии, повысить зарплату самым низкооплачиваемым бюджетникам. Надо лишь навести порядок с армией чиновников, коих насчитывается 142 тысячи. Нужно ли нам столько для эффективного управления страной?
    Возникает вопрос по банковской системе. Сегодня из 14 млрд. сомов денежной массы 10 млрд. находится на руках у населения. Почему люди не несут деньги в банки, а мы сидим у обочины с протянутой рукой и просим гранты или дешевые инвестиции, тогда как у населения под подушками 250 млн. долларов? Можно ли найти пути, чтобы население поверило государству и понесло эти деньги в банк? Можно. Для начала нужно принять закон “О защите вкладов”, нужно ввести категорийность банков, нужно принять закон “О залоге”. Рано или поздно мы будем вынуждены провести амнистию и легализацию капиталов. В Казахстане это сделали и только выиграли от этого. Чего ждем мы?
    — Хорошо, допустим, приняли закон “О защите вкладов”. Как гражданин этой страны я хорошо знаю, насколько эффективны у нас законы и насколько надежны банки. Вряд ли я понесу свои сбережения туда на следующий день после принятия закона. Но ведь не я один такой хитромудрый. У народа выработалось стойкое недоверие к банкам. Нужно время, чтобы освободиться от этих страхов, не так ли?
    — Безусловно. Кстати, сегодня более актуальная проблема, как бы люди не пошли в банки забирать свои вклады, как бы не обрушили банковскую систему. Это первое. И уже второй этап — привлечение инвестиций. Я не верю, что экономический или политический имидж страны серьезно повлияет на приток в страну инвестиций. Опыт показывает, что курс и поведение первого руководителя определяют движение инвестиций. Например, Узбекистан, где нет совершенно никаких свобод, ежегодно получает больше инвестиций, чем Кыргызстан. Об этом господин Акаев не говорил. Но тем не менее это так.
    Здесь вопрос в том, насколько в стране подготовлена платформа для освоения вкладываемых капиталов, насколько они эффективно будут работать, какую отдачу от этого получит государство и какую инвестор. Думаю, вывод очевиден. Нужны реальные программы и реальные люди, которые смогут воплотить эту программу в жизнь.
    Скажем, много говорилось как о большой удаче об инвестиционном проекте “Кумтор”. Стоимость его 500 млн. долларов, а наш долг по нему — 70 процентов этой суммы. В свое время мы писали Акаеву, что запасы Кумтора оцениваются в 900 т золота. Пусть двести тонн уйдут в отвалы, но 700 т при тогдашней цене 10 долларов за грамм — это семь миллиардов долларов. Мы предлагали изыскать эти 500 млн., чтобы иметь 7 млрд. Но почему–то была принята схема, по которой, пока мы не выплатим долг в 350 млн. долларов, не получим и грамма золота.
    Мы предлагали Акаеву, давайте выплатим этот долг. Конечно, 350 млн. долларов — сумма солидная, но мы найдем эти деньги. 20 тонн ежегодной добычи золота — это 200 млн. долларов, а через какое–то время — 250 млн. Если из них ежегодно выплачивать по 100 млн., за три года можно погасить долги. Но ведь при этом другие 100–150 млн. оставались бы. Из этих сумм можно было выделять 100–150 предприятиям по миллиону долларов беспроцентного долгосрочного кредита. Это позволило бы поднять промышленность. И такого рода предложений с нашей стороны было много. Но ни одно не было принято.
    Я думаю, инвестиционные матрицы, тщательно и детально проработанные Джоомартом Оторбаевым, правильные и реальные. Беда лишь в том, что режим Акаева не был заинтересован в их реализации. По его мнению, всем должна была владеть и распоряжаться одна Семья. Это имело под собой вполне объяснимую социально–политическую платформу: рабами легче управлять.
    Когда власть заявляла, что у нас есть программа борьбы с бедностью, это было просто издевательство. Никто не был заинтересован так, как сам Акаев, в том, чтобы народ оставался забитым и бедным. Сильный средний класс никогда бы не позволил одной Семье того беспредела, который наблюдался все эти годы у нас.
    Вот почему на предстоящих президентских выборах избиратели будут смотреть, с какой программой выступает кандидат, какие выдвигает задачи. Могу сказать, что наша задача добиваться того, чтобы средний класс занимал бIольшую прослойку в социальной категории населения. Это потянет за собой все — гражданский мир, политическую стабильность, социальное равенство, сокращение разрыва между очень богатыми и очень бедными.
    Если вы обратили внимание, я не назвал ни одного политического аспекта. Почему? Потому что основой всего является экономика.
    — Формула вождя революции: экономика для нас — лучшая политика.
    — Это справедливо для всех и во все времена. Если у тебя в стране плохая экономика, ты плохой политик. Никаких других критериев быть не может. Далее. Если абстрагироваться от отдельных министерств, будь то сельского хозяйства или промышленности, и говорить о государстве в целом, то функции государства в рыночной стране заключаются в создании понятных, прозрачных правил игры. Прежде всего со стороны государства. Создание условий для развития частного бизнеса, для соблюдения прав и свобод граждан.
    Если государство создаст Асану, Усену условия для этого, то Асан, Усен сами смогут обеспечить себе достойную жизнь. Даже в то время, когда Семья подминала под себя все, заворачивала в свой карман денежные потоки не только частного бизнеса, но и государственного, даже в это время я мог бы привести тысячи примеров эффективного управления, начиная от фермерского хозяйства, кончая крупным заводом.
    — Данияр Токтогулович, давайте отвлечемся от общих вопросов и перейдем к частным. Когда–то братья Усеновы очень мощно раскручивались, успешно развивали бизнес. Акаев ездил к ним, посетил хозяйство “Эридан–сут” и заявил, если бы в республике было сто таких хозяйств, я бы был спокоен за обеспечение Кыргызстана молочной продукцией. На каком же этапе и почему “Эридан” заглох и почил в бозе?
    — Пригласил я господина Акаева посетить корпорацию “Эридан”, будучи, как вы помните, вице–спикером. Корпорацией руководили молодые люди моей команды, выпускники московских, ленинградских и т.д. вузов. Тогда в нее входило 22 предприятия. Какой же вывод из посещения сделал Акаев?
    Усенов, которому 36 лет, через какое–то время войдет в силу и станет моим соперником. К тому времени у него будет мощная финансовая база. Его надо срочно уничтожить.
    Акаев приехал в корпорацию в 8 часов утра, уехал в 9 часов вечера. А через час он дал команду всем силовым структурам и фискальным органам уничтожить “Эридан”. Эту задачу они выполняли весь 97, 98 и весь 99 год.
    В 1997 году я уже знал, кто такой г–н Акаев, и пытался объяснить народу, кто же нами руководит. Объяснить, что это просто подлый и трусливый человек, боящийся только одного — потерять власть и обманывающий всех. К тому времени я как председатель комитета знал действительное положение с внешним долгом и бюджетом, с таможней. И это все развернуло меня к жесткой оппозиции.
    Потом я объяснил о своих намерениях баллотироваться в президенты, после чего меня посадили. Потом под давлением Мадлен Олбрайт к ее приезду в Кыргызстан меня выпустили, потом я два года судился и прошел 279 судов, а потом махнул на все рукой и решил: начну все с нуля.
    И вот в 2002 году я начал. Сегодня при моем участии в Кыргызстане работает шесть проектов. В них вложено российских, казахских и других денег порядка 40 млн. долларов. Это же не под Акаева дали. У инвесторов есть уверенность, что мы не только эффективно работаем, но и грамотно вкладываем деньги.
    — А правда ли, что вы перебрались в Казахстан, где легче заниматься бизнесом?
    — Эту историю выдумал О.Ибраимов, чтобы успокоить Акаева. Мол, Усенов стал гражданином Казахстана, вы больше о нем не услышите. Он больше не ваш соперник. Но это была такая же ложь, как и многое остальное. Но я ни на кого не держу зла. Я остался при твердом убеждении в необходимости глубочайшей реформы экономики и социальной сферы нашей страны.
    Кое–кто говорит, что все пропало, что ничего хорошего не будет. Это неправда. Я думаю, что люди, которые способны исправить ситуацию, у нас есть.
    Беседовал Вячеслав Тимирбаев.
    Фото Владимира Пирогова.

    P.S. Когда интервью готовилось к печати, стало известно, что Данияр Токтогулович Усенов назначен вице–премьер–министром КР. Коллектив “МСН” поздравляет его с этим назначением и желает успехов в претворении в жизнь намеченных программ.

    


Адрес материала: //msn.kg/ru/news/9827/


Распечатать: Данияр Усенов: Рабами легче управлять РаспечататьОставить комментарий: Данияр Усенов: Рабами легче управлять Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Данияр Усенов: Рабами легче управлять Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 69.8499

EUR 77.8652

RUB   1.0683

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2 • ToT Technologies • 2007