Распечатать: Акаев уходит — это значительнее того, что он приходил РаспечататьОставить комментарий: Акаев уходит — это значительнее того, что он приходил Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Акаев уходит — это значительнее того, что он приходил Посмотреть комментарии

29 марта 2005

«НЕБОЖИТЕЛИ»

Акаев уходит — это значительнее того, что он приходил

    События 24 марта показали, насколько прогнил режим Акаева. Легкость, с которой он в одночасье рухнул, поразила даже лидеров оппозиции. В критическую минуту президент Кыргызстана бежал из страны, в которой он и его семья полновластно правили и хозяйничали последние 7–8 лет, беззастенчиво прибирая к рукам все, что приносило хоть какой–то доход.
    Теперь уже окончательно ясно, что первый президент суверенного Кыргызстана так и не узнал и не понял народа, которым управлял более 14 лет. Об этом лучше всего говорят его выступления последнего времени. В глубинах народных масс подспудно зрели гроздья гнева, а глава государства, как глухарь на току, пел свою всем изрядно надоевшую песню о демократии и процветании, словно не слыша и не замечая, что происходит в стране.
    Он уходит со своего узурпированного им поста не потому, что вышел срок его полномочий, а ввиду того, что кончился лимит терпения народа. Случай на постсоветском пространстве не единственный, но от этого не ставший менее позорным.
    В связи с этим не дает покоя вопрос: так ли должен был уходить с поста первый всенародно избранный президент независимого Кыргызстана?
    Кстати, освобожденный из неволи “народный генерал” Феликс Кулов в своем первом телевизионном обращении к народу предложил Акаеву принародно, сохраняя чувство собственного достоинства, отречься от престола, уйти в отставку, сберечь при этом остатки доброго имени и оказав в последний момент благо своему народу и пришедшим ему на смену людям. Этот шаг снял бы многие вопросы и процедурные проблемы, помог бы в значительной мере уберечь страну и столицу от хаоса.
    К сожалению, то, что произошло, никак не вписывается в общепринятую церемонию прощания. Тайное бегство Акаева из Кыргызстана стало как бы апофеозом всей его деятельности. Личные, собственные интересы оказались выше интересов народа, в верности которому он клялся. Ведь даже созыв первой сессии вновь избранного однопалатного парламента был проведен президентом как–то по–воровски, без предварительного оповещения избирателей, без участия старого состава парламента и даже без прежних торага палат Жогорку Кенеша Асылкана Борубаева и Абдыганы Эркебаева. Даже этим последним шагом он постарался внести смуту и противостояние в покинутое им государство.
    Акаев бежал, по сути предав тех, кто многие годы служил ему верой и правдой, предав своих сподвижников и единомышленников, не попрощавшись с сотрудниками своей администрации.
    Если взвешенно и непредвзято проанализировать 14 с лишним лет президентства Акаева, можно заметить, как он по своей воле шаг за шагом шел к подобному финишу. Можно проследить, как он вначале не очень заметно, а потом все стремительнее стал откатываться от провозглашаемых им демократических принципов к авторитаризму, подминая под себя Конституцию страны, единолично, в угоду собственным амбициям и интересам решая кадровые, экономические, политические вопросы.
    Для меня серьезной загадкой остается, как, каким образом “зятю всего кыргызского народа” Адилю Тойгонбаеву удалось за короткое время так изменить психологию некогда скромной, умеренной и сдержанной профессорской семьи. Образованные, выросшие на европейской культуре люди, оказавшись у власти, вдруг превратились в алчных и ненасытных стяжателей, забывших об элементарных чести и совести в погоне за все новыми объектами собственности. Достаточно сопоставить, с каким имущественным багажом Акаев пришел к власти в 1990 году и чем обладала его семья на закате политической карьеры. Даже самый наивный и безнадежный романтик вряд ли поверит, что все это получено честным трудом и талантом. Вспомним хотя бы, каким образом Семья оказалась собственником АО “Издательский дом “Вечерний Бишкек”, АО “Каинды–Кант” или горнолыжной базы “Норус”. Да мало ли прилипло таким образом к рукам вошедшего во вкус незаконного, полукриминального приобретательства властного клана? И это в беднейшей на пространстве СНГ стране, где больше половины населения прозябает в бедности.
    Спустившись, по его собственным словам, во власть на парашюте, Акаев, по существу, оставался все эти годы на президентском Олимпе “десантником”. Все 14 лет он был лидером без команды, смотрящим на экономику глазами физика, тогда как требовалось смотреть на нее глазами экономиста–прагматика.
    По большому счету, ему некогда было управлять государством. Спешил оставить в назидание потомкам писательские труды. На этом поприще он оказался, пожалуй, наиболее плодовитым из всех президентов Содружества, превзойдя даже Туркменбаши.
    Размышляя о 14 годах правления Акаева, хочу провести вот какую параллель. Крупнейший норвежский прогрессивный писатель, лауреат Нобелевской премии Кнут Гамсун под конец жизни запятнал себя сотрудничеством с гитлеровскими фашистами, за что был после войны, несмотря на крайне почтенный возраст, осужден. Это дало повод одному известному писателю сказать о нем: “Каким счастьем для Гамсуна было бы умереть восьмидесяти лет от роду! Какое несчастье, что он прожил до девяноста двух”. От себя замечу, что умер великий норвежец в 1952 году.
    Параллель же, на мой взгляд, просматривается вот в чем. По моему глубокому убеждению, счастьем для самого Акаева и всех кыргызстанцев был бы его уход с поста президента в 1995 году. В этом случае он остался бы в истории суверенного Кыргызстана как истинный демократ–реформатор, заложивший фундамент демократического общества в республике. Объективно говоря, он стал основоположником развития демократии в Кыргызстане. При нем достигла наибольшего размаха свобода слова и печати. Его прямая заслуга в том, что Кыргызстан стал “островком демократии” в Центральной Азии, чем вызывал откровенное раздражение у руководителей стран соседей по региону. Благодаря его приверженности ценностям демократии Кыргызстан был признан и принят во все основные мировые международные институты, в страну хлынул поток иностранной финансовой помощи.
    Еще не поздно было уйти с политической арены в 2000 году. Тем более что истек предусмотренный Конституцией двукратный срок пребывания на посту президента. Сойди тогда Акаев с Олимпа власти, он остался бы в памяти благодарных потомков как прогрессивный деятель, допустивший под занавес карьеры некоторый откат от демократии. Оставил бы добрую по себе память, невзирая на то, что в экономической сфере руководимый им Кыргызстан оказался на одном из последних мест среди стран Содружества, что уровень жизни кыргызстанцев оказался одним из самых низких на постсоветском пространстве, что общество оказалось поражено сверху донизу метастазами коррупции, мздоимства, бесхозяйственности и хищений.
    И полным крахом, перечеркнувшим все позитивное в президентской деятельности Акаева, обернулось последнее пятилетие. Именно в этот период кыргызстанцы в полной мере узнали своего главу государства. На примере его перерождения максимально проявилась справедливость давнего наблюдения: всякая власть развращает, абсолютная власть развращает абсолютно. В последние годы все более стали брать верх худшие качества Акаева. Перед нами предстал властолюбивый, некомпетентный в экономике и управлении, непоследовательный, постоянно обманывающий свой народ и зарубежную общественность, подверженный алчности и стяжательству человек.
    Лидер без команды, он от начала и до конца политической карьеры был одинок, потому что ни с кем не желал делить искушавшее его желание полной и безраздельной власти. Все годы он последовательно и методично изгонял из своего окружения и из власти всех, кто хоть в чем–то превосходил его или у кого он не мог обнаружить слабое, уязвимое место. Правда, были и такие, кто уходили сами, не желая участвовать в этом дурно пахнущем спектакле.
    По его же собственному признанию, он собрал и хранил “красную папку” компромата на сотни и сотни персон, составляющих основу и подпирающих пирамиду власти. Умело дергая их, как марионеток, за нужные ниточки, беззастенчиво манипулируя ими, он добился беспрекословного подчинения. Это привело к тому, что на всех уровнях, в том числе и в Жогорку Кенеше, люди практически всегда шли на поводу у президента, принимая угодные ему решения.
    В многочисленных и многословных выступлениях он все чаще прибегал к демагогии и откровенной лжи, полагая, что ему удастся обыграть не только оппозицию, но и весь народ. Отсюда — глобальная ошибка его стратегии.
    Но самое ужасное оказалось то, что в погоне за накоплением и сохранением власти в ход было пущено огнестрельное оружие против собственных мирных граждан.
    В итоге даже те немногие кыргызстанцы, кто сохранял еще хоть какую–то иллюзию относительно президента и кто так трудно расставался со сложившимся в их сознании стереотипом интеллигентного, образованного и демократичного Акаева, окончательно разочаровались и разуверились в нем.
    Судя по последним сообщениям агентства “Кабар”, Акаев не считает себя низвергнутым окончательно и бесповоротно президентом. Он не теряет надежды вернуться в республику в прежнем качестве. Даже в этих условиях, превосходно зная, какая напряженная и взрывоопасная ситуация сложилась в стране, он издалека пытается подливать масла в огонь.
    И все же, как бы там ни было, Акаев уходит. Уходит, оставляя после себя разоренную страну, обремененную непосильными внешними долгами, с разрушенной и парализованной промышленностью, дающей едва 16 процентов ВВП, с огромной массой бедного и безработного населения. Получив промышленно–аграрную республику, прочно занимающую место в золотой середине союзных республик СССР, Акаев оставляет после себя аграрную страну, скатившуюся на предпоследнее место среди постсоветских государств по всем основным технико–экономическим параметрам развития и уровня жизни населения. И эхо его более чем 14–летнего правления еще долго будет отзываться в обманутом им обществе.
    В заключение должен заметить, что название настоящей статьи позаимствовано у давней публикации в одной из центральных газет, посвященной уходу М.Горбачева с поста президента СССР. Та статья называлась “Он приходил — это значительнее того, что он уходит”. К сожалению, так сказать о первом президенте независимого Кыргызстана мы не можем.
    Вячеслав Тимирбаев.
    Фото Владимира Пирогова и Владимира Воронина.

    


Адрес материала: //msn.kg/ru/news/9790/


Распечатать: Акаев уходит — это значительнее того, что он приходил РаспечататьОставить комментарий: Акаев уходит — это значительнее того, что он приходил Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Акаев уходит — это значительнее того, что он приходил Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 69.8499

EUR 77.8652

RUB   1.0683

Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2 • ToT Technologies • 2007