Распечатать: Дурные премьеры заразительны РаспечататьОставить комментарий: Дурные премьеры заразительны Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Дурные премьеры заразительны Посмотреть комментарии

1 марта 2005

ПОЛИТИКА

Дурные премьеры заразительны

    Я не знаю, почему хвост у коровы висит сверху вниз.
    Я просто констатирую факт.
    Джек Лондон.

    Зная, как остро реагирует премьер–министр Н.Танаев на всякое, даже малейшее покушение на его доброе имя, честь и достоинство и готов подать судебный иск в их защиту с требованиями миллионных сумм в счет возмещения нанесенного ему морального ущерба, считаю необходимым предупредить, что слово «премьеры» в заголовке статьи никакого отношения к его должности не имеет, а употреблено в прямом, изначальном смысле: первое представление. Так вот, мне кажется, что премьера премьер–министра Н.Танаева в качестве истца к газете «Моя столица» оказалась заразительной. Похоже, по следам своего первого министра решил пойти и президент Кыргызстана А.Акаев.
    Во всяком случае в телевизионном обращении к уважаемым соотечественникам, неоднократно повторенном затем по радио и растиражированном правительственными газетами, глава государства прямо заявил, что принял решение обратиться в судебные инстанции для защиты чести и достоинства себя и своей семьи.
    По чести говоря, в глубине души я был уверен, что нам, журналистам “МСН”, ни за какие коврижки не дадут нормально издаваться до начала предвыборной президентской кампании. В этот период главе государства будут нужны беспрекословно послушные и полностью подчиненные ему СМИ.
    Уж если в ходе парламентской гонки под неумолчный аккомпанемент заклинаний о честных и чистых выборах “свои” газеты и каналы телевидения повели настойчивое шельмование “чужих”, неугодных власти кандидатов, то можно представить, какая вакханалия развернется в сентябре–октябре.
    Словом, наезд на “МСН” был ожидаем. Я только не знал, какой же предлог отыщут власти, чтобы захлопнуть нам рот. Разумеется, в установленном законом порядке и под прикрытием лозунгов о демократии, свободе слова и печати. Но представить, что президент сам подаст судебный иск на “МСН” , я не мог и в самом дурном сне.
    Не менее удивительным и парадоксальным стало и то, что А.Акаев обратился за поддержкой к народу Кыргызстана. К народу, доведенному за годы его правления до предела бедности и бесправия. К народу страны, погрязшей по уши в долгах и разграбленной не без попустительства и участия ближайшего окружения президента.
    В моем сознании все это никак не укладывается. И если президент все же обратится с судебным иском к “МСН”, то у независимого Кыргызстана появится реальный шанс войти в историю единственным, если не ошибаюсь, государством (не только в СНГ), в котором за короткий срок судились с “малотиражной желтой газетенкой” (по оценке правительственных СМИ) поочередно премьер–министр и президент.
    Само собой разумеется, для президента процесс этот будет беспроигрышным. Как потерпел сокрушительную победу в судах над “Моей столицей” глава правительства. В стране, где судьи назначаются главой государства и полностью зависят от него, вердикт Фемиды можно предсказать заранее, не будучи оракулом. Хоть и немало утекло воды с тех пор, но судьи хорошо помнят, какая участь постигла их коллег, осмелившихся вынести в соответствии с законом приговор опальному генералу Феликсу Кулову. Проверить экспериментальным путем, что тут произошло, случайность или закономерность, охотников почему–то с той поры не находится.
    Могу сильно ошибиться, но, надо думать, Н.Танаев уже вошел в историю суверенного Кыргызстана. Во–первых, тем, что пытался высудить у малоимущего пенсионера 2,5 млн. сомов. А во–вторых, тем, что взял беспроцентный кредит в 102 тысячи баксов на строительство “домика в деревне” у живущих с убытков энергетиков. Что на этом фоне 30 тысяч долларов грантов, полученных “МСН”, которыми попрекают нас прозелиты власти!
    И вот в чем непредсказуемость кыргызстанской власти. В то время, когда Н.Танаев получил беспроцентный кредит, президент объявил в стране год добросовестного управления и назначил добросовестным управленцем премьер–министра.
    Дабы оправдать высокое доверие А.Акаева, Н.Танаев срочно возвращает кредит даже с учетом курсовой разницы. И вновь парадокс власти. Президент и глазом не повел на шалости премьера и требования определенной части общественности отправить его в отставку. Сам же первый министр, так пекущийся о собственных чести и достоинстве, и не подумал после столь громкого конфуза подать прошение об отставке.
    Впрочем, у каждого свое понимание чести и достоинства. В связи с этим вот какие мысли навещают меня. Не знаю, насколько облегчили жизнь Н.Танаеву деньги, полученные по суду от пенсионера М.Корсунского. Но я в этой ситуации вспоминаю выражение острой на язык и бескомпромиссной в убеждениях народной артистки СССР Фаины Георгиевны Раневской. Когда с развалом Союза она перестала получать 300 полновесных рублей за звание народной, а чувство собственного достоинства не позволяло участвовать в коммерческих проектах, на вопрос, почему же она не снимается в сулящих выгоду фильмах, Раневская презрительно отвечала: “Деньги прожрала, а стыд остался”. Это говорил человек, сохранивший чувство стыда.
    
    Занавес. Театр продолжается
    Когда клубится страх кромешный
    и тьму пронзает лай погонь,
    благословен любой, посмевший
    не задувать в себе огонь.
    Игорь Губерман.

    Есть в ближнем Подмосковье поселок Белые Столбы. В кинематографической среде он известен тем, что там хранится архив Госфильмофонда бывшего СССР. В студенческие годы нас как будущих журналистов время от времени возили туда, знакомили с документальными лентами прошлого. В то время, время оттепели, поражала нас кинохроника 1935–1937 годов, увековечившая процессы над врагами народа.
    Я остро вспомнил те, 70–летней давности кадры, когда смотрел в феврале 2005 года спектакль под названием “Саясат”, инсценированный клянущейся в верности демократии властью. Политическое шоу, которым так неуклюже и непрофессионально дирижировал госсекретарь О.Ибраимов.
    Я невольно сравнивал его с главным постановщиком и дирижером подобных опер того времени А.Вышинским. И должен признать, сравнение не в пользу госсекретаря. Прокурор Союза, не в пример Ибраимову, был блестящим и темпераментным оратором, не лишенным некоторого артистизма.
    Что же касается сути, то она была одна — отщепенцы, приспешники империализма, сжечь, уничтожить, пусть земля горит под ногами… Сюрреализм современного спектакля в том, что одним из обвинителей выступил потомок репрессированного “за участие в антисоветской националистической группе и контрреволюционную агитацию”. Не знаю, чего в этом факте больше, драмы или фарса.
    Вот уж поистине история учит тому, что ничему не учит. Правда, постановщики спектакля поняли, что на каком–то отрезке пошел он не совсем по разработанному сценарию. А потому кое–что вырезали из пленки, подчистили, подправили. Словом, в воскресенье мы уже увидели не совсем то, что происходило в пятницу. Но ведь то, к чему призывал герой республики, представитель самой гуманной профессии, не вырежешь из памяти и сознания тех, кто это видел воочию.
    Глядя на то, как пресс–секретарь президента А.Сегизбаев обвинял “МСН” в том, что газета приписала целый дом Б.Акаевой, я думал, неужели пресс–секретарь главы государства не в состоянии разобраться в написанном. Ну с чего он взял, что фраза: “Дом, в котором живет Бермет Акаева”, равнозначна утверждению, что этот дом принадлежит ей. И к чему эти театральные призывы к жильцам подтвердить, что они тоже живут в этом доме, если в том же номере газеты на 7–й странице прямо говорится, что Б.Акаевой, ее мужу и малолетнему сыну принадлежат на верхнем этаже этого дома лишь 8 комнат с двумя кухнями, двумя туалетами и двумя ванными.
    Так что же в действительности? В самом деле Сегизбаев не способен понять прочитанное или таков стиль его работы — переврать, передернуть факты, нагнать волну, приписать оппоненту то, чего он не утверждал?
    Среди участников спектакля и обвинителей оказался известный кинодеятель, любитель чашечки кофе по утрам и “Вечерки” в конце рабочего дня. Все бы ничего. Ну обвинил не нравящуюся ему газету и обвинил. Как говорится, дело вкуса. Если бы не одно “но”.
    Часом–полтора позже по тому же каналу наш обвинитель говорил, что из его троих детей сын живет и работает в Словакии, гражданином которой стал, а две дочери находятся в Германии. Хочу предупредить. Ничего не имею против и никого не осуждаю. Каждый волен сам решать, где ему жить и чем заниматься. Более того, радуюсь за детей нашего обвинителя: люди живут в нормальных странах, в цивилизованных обществах. Единственно, просил бы не обвинять и не судить нас, не учить патриотизму и любви к Кыргызстану. Стране, где мы искренне, в силу и в меру своего умения и разумения, стараемся помочь утверждению демократии, свободы слова, прав человека.
    И все же есть разница между собраниями 35–37 годов и нынешним. Если там взоры всех участников горели огнем убежденной и непримиримой ненависти, то взгляды многих участников нынешнего спектакля выражали недоумение и скуку, иронию, а то и явное несогласие с тем, что происходит в зале.
    И еще одно важное отличие. На следующий после этого телешоу день телефоны у нас в редакции не умолкали. Звонили отовсюду, звонили разные, большей частью совершенно не знакомые нам люди. Звонили, чтобы выразить поддержку, чтобы сказать, что далеко не все кыргызы и кыргызстанцы разделяют мнения и точку зрения участников того спектакля. Просили нас держаться.
    Поверьте, это внимание и поддержка дорогого стоят.
    
    Эх, залетные!
    Чем более хрупки доводы,
    тем тверже точка зрения.
    Станислав Ежи Лец.

    Власть у нас все же непоследовательная. С одной стороны, она обижается на само словосочетание “комплекс неполноценности”, а с другой — не доверяет собственному уму и интеллекту, как и способностям собственных кадров, настолько, что на проведение предвыборных кампаний приглашает “черных пиарщиков” из–за кордона.
    Например, президентскую кампанию в сентябре–октябре 2000 года обслуживали залетные пиарщики из Москвы. В те дни одним из активных авторов “Вечерки” стал некто В.Алексеев. Впрочем, с таким же успехом он мог быть А.Владимировым. Сути это ничуть не меняло. Прошли выборы, исчез с газетных полос В.Алексеев.
    Подозреваю, из таких же залетных и печатающийся сегодня в той же “Вечерке” З.Имашев. Подозрения мои основываются на знакомстве с его опусом “Один на один с “МСН”, образчиком чистейшей воды халтуры. Густо унавоженный оскорбительными эпитетами и хлесткими выражениями, за которыми нет фактов и доказательств, сей опус не привязан к конкретной ситуации и сфере. Уберите из него название газеты и некоторые имена, и шаблон этот можно использовать в любой ситуации и в любой стране, будь то Грузия, Украина или Молдова.
    Люди старшего поколения помнят, что раньше у всякого уважающего себя фотографа–ремесленника висел в ателье трафарет: красавец–джигит на вздыбленном коне на фоне заснеженных горных пиков. А вместо лица — дырка. Желающему запечатлеть себя на память потомкам оставалось лишь с обратной стороны просунуть лицо в дырку — и очередной джигит готов.
    Так и тут. Шаблон есть, а в дырки между строк можно вставить–то, что соответствует моменту.
    Впрочем, когда у власти нет ничего лучше, сойдет и такая халтура. Как говаривали древние: charta non erubescit — бумага не краснеет.
    Вячеслав ТИМИРБАЕВ.

    


Адрес материала: //msn.kg/ru/news/9546/


Распечатать: Дурные премьеры заразительны РаспечататьОставить комментарий: Дурные премьеры заразительны Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Дурные премьеры заразительны Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 69.8499

EUR 77.8652

RUB   1.0683

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2 • ToT Technologies • 2007