Распечатать: Трудно быть ведущим РаспечататьОставить комментарий: Трудно быть ведущим Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Трудно быть ведущим Посмотреть комментарии

17 августа 2004

ОБЩЕСТВО

Трудно быть ведущим

    Знаю Минислама Саппарова (друзья зовут его по–русски просто — Слава) уже около сорока лет, а если быть точным, тридцать восемь. Помню, в числе абитуриентов КГИФК в далеком 1968 году на вступительном экзамене по специализации «вольная борьба» взгляд невольно задерживался на статном крепыше, который без видимого усилия продемонстрировал свои физические и борцовские умения. Другой оценки, кроме «отлично», для Саппарова в итоге не могло быть...
    Он поЧти такой же, как в юности. Собранный, подтянутый, энергичный, крепкий, с неспешной манерой говорить, и при этом больше всего о вольной борьбе, которая стала главным содержанием его жизни. У него за плечами вот уже 32 года нелегкого, зачастую неблагодарного тренерского труда, постоянного поиска нового в, казалось бы, всем ясной системе подготовки классных борцов, огорчения и радости за успехи и неудачи своих учеников. Он вырастил свыше тридцати мастеров спорта, в том числе с мировым именем. Но и сегодня Саппаров — заслуженный тренер Кыргызстана по вольной борьбе — не просто работает, а полноценно живет в спортивном зале, всего себя отдает делу.
    Вот и сейчас неторопливо повествует он о своем босоногом детстве, родных и близких, многократных переездах семьи в различные уголки великой советской страны. 7 августа нынешнего года отметил Саппаров свое 56–летие, а родился он в этот последний летний месяц в селе Кызыл–Каин Татарской АССР и рос в многодетной семье. Отец побывал на фронте и, как потом не раз рассказывал сыновьям, “пешком дошел до Берлина”. Придя из армии, он женился. Один за другим стали рождаться дети, и первым появился на свет Минислам, а затем еще четыре брата и сестренка. Нелегко было родителям кормить и растить своих птенцов, но семья была дружной. Ее глава неплохо зарабатывал как механизатор широкого профиля. В 1953 году Саппаровы перебрались в Бурят–Монгольскую АССР, на самую границу с Монголией. Отец постоянно работал в Монголии, а домочадцы занимались обычными житейскими заботами, важными в сельской глубинке: весной сажали картофель, летом косили, убирали сено, заготавливали дрова, осенью собирали урожай, и круглый год ухаживали за скотиной.
    — Слава, а что особо памятно тебе из тех лет? — спрашиваю Саппарова.
    — Одно из ярких воспоминаний — народный ежегодный праздник “Сух арбан”. С обязательной спортивной программой, куда входила и национальная борьба, во многом схожая с вольной. Я смотрел, не отрываясь, на богатырей, запоминал их технические особенности, радовался победам своих товарищей и уже тогда хронически заболел борьбой. А дома на лужайке или на пахоте выходил на поединки со сверстниками, подражая любимым силачам, и нередко брал верх.
    И вроде бы прижились мы на земле Бурятии, но родителей потянуло к теплу. В 1965 году мы переехали в Таджикистан, где я поступил в Таджикский техникум физической культуры, выбрав специализацией вольную борьбу. И вот мне, семнадцатилетнему юноше, повезло, как никому другому: в борцовской секции моим первым наставником стал Борис Герасимович Аргунов — мастер спорта СССР, а впоследствии заслуженный тренер Таджикистана. Он, якут по национальности, фанатик спорта, беспредельно любящий борьбу, почему–то сразу обратил на меня серьезное внимание.
    — Бориса Аргунова я помню. Знаком с ним. Встречались во Фрунзе, на студенческих соревнованиях. Боролся он здорово. Обладал завидной техникой.
    — Вот он–то и дал мне путевку в жизнь. Заложил такие прочные основы мастерства и преданности тренерской профессии, что дай Бог каждому. Аргунов много работал со мной индивидуально: постоянные кроссы в горах, тренировочные сборы, шлифовка техники и тактики борьбы... Спустя год я уже был чемпионом республики среди юниоров. В 1968 году по совету Бориса Герасимовича я отправился во Фрунзе и успешно поступил в КГИФК, считавшийся в то время одним из лучших в СССР.
    — И не пожалел?
    — Ничуть! Ведь именно во Фрунзе судьба свела меня с моим вторым наставником, заслуженным тренером СССР и Киргизской ССР Александром Ивановичем Ремезовым. Сейчас я абсолютно убежден: мои успехи на ковре, тренерские достижения — это во многом его заслуга.
    Я быстро вошел в состав сборной команды страны (и был в ней долго), усиленно тренировался, неплохо учился, и уже в 1970 году стал мастером спорта СССР по вольной борьбе.
    Но вот ведь как, представьте, бывает! Тот же столь удачливый для меня год чуть не стал роковым. На тренировке я серьезно травмировался — получил компрессионный перелом поясничного позвонка. В травматологии пролежал недвижно два месяца, не мог даже сам в туалет ходить. Что только не лезло в голову! Не очень–то грела мысль об инвалидности в двадцать два года.
    Меня поддерживали друзья. И молодость все же победила, не позволила мне расклеиться, потерять веру в себя. Главное, институт я не бросил, стал после больницы помаленьку подтягиваться на перекладине, много плавал, постепенно стал делать пробежки, затем пришло время и тренировок. Особенно работал над укреплением спины. Через шесть месяцев полностью восстановился.
    Видимо, если бы не травма, то моя спортивная карьера могла сложиться более ярко, хотя я доволен и тем, чего добился. Много лет был членом сборных команд республики, ЦС “Буревестник” и “Динамо”, понюхал пороха на большом ковре. Дважды побеждал на Всесоюзных студенческих играх, многократно — на чемпионатах республики. В финале всесоюзного турнира ЦС “Динамо” выиграл “золото” у грузинского чемпиона мира Алибегашвили... Были и другие успехи за рубежом и в Советском Союзе.
    — Например, в 1972 году в Минске. Там ты в финале уступил всего один балл чемпиону СССР, серебряному призеру Олимпийских игр казахстанцу Александру Иванову. А еще был международный ковер в Афганистане...
    — Кое–кто может подумать: мол, нашел чем гордиться — достижениями в этой стране. А напрасно. Сами афганцы не такие уж слабые, а когда не хватает борцовской техники, то бойцовского характера у них хоть отбавляй. В 1974 и 1977 годах я был там с нашей делегацией на международных турнирах в числе сильнейших борцов из других стран. Кстати, стал тогда единственным среди кыргызстанцев победителем. Пришлось мне тогда, как у нас говорят, “подержаться” за очень сильного иранца да к тому же и выиграть у него в финале. Что тут началось! Сразу после этой схватки афганцы кинулись ко мне — потному, разгоряченному борьбой, касались меня ладонями и размазывали мой пот по своим телам. Потом мне рассказали, что у них это что–то вроде поверья: “Коснись сильного и сам станешь сильным”. Вот что такое победа над грозным иранцем. Над ними у нас тогда редко кто брал верх.
    — Слава, ты говоришь, что многому научился у знаменитого Александра Ремезова. Чем особенно ты ему обязан?
    — В 1971 году Александр Иванович стал старшим тренером сборной команды республики. Помню, у него собрался большой коллектив вольников — юношей, юниоров, взрослых. Я пришел к нему один из первых и понял: это то, что мне надо. Его тренировки сразу мне понравились. Трудились интенсивно, с большим интересом и желанием, безоговорочно выполняли все его указания. Главным было то, что на каждом занятии Ремезов находил возможность работать с нами индивидуально, умел подметить, как говорят, изюминку в каждом.
    После окончания в 1972 году КГИФК меня направили тренером–преподавателем в Республиканскую специализированную спортшколу борьбы и бокса. По молодости я не сразу смог обрести себя в новом качестве, поскольку пришло время стать, так сказать, ведущим, а не ведомым, уметь многое взять на себя. Это, признаюсь, трудно и сложно. К тому же у меня долго не было постоянного места для проведения тренировок. Я сменил пять борцовских залов, отдельные мои ученики ушли от меня. Это длилось до тех пор, пока в 1975 году Ремезов не пригласил меня работать с ним в “Динамо”.
    — И все твои беды кончились?
    — Не совсем так. Я долго не соглашался — уж больно велик был авторитет моего Учителя. Мне, новичку, страшновато было работать рядом с таким выдающимся тренером, я боялся просто потеряться как личность.
    — И что же?
    — Александр Иванович все решил сам. Он пошел в РСДЮШОР по борьбе и боксу, забрал мои документы и перевел меня в школу борьбы РС “Динамо”, где я проработал до 1992 года, а сейчас тружусь в СДЮШОР N 5. Тренерского опыта, естественно, набирался у Александра Ивановича — педагога высшей квалификации, воспитавшего целую плеяду замечательных мастеров ковра, таких, как Михаил Костопуло, Александр Мишуров, Валерий Верхушин, Сергей Зыков и другие. Незабвенны ремезовские уроки тренировочной работы, например, в горах, в оздоровительном лагере в Кара–Кунусе.
    — Тебе все это пригодилось?
    — Думаю, да, у меня были и есть хорошие ученики среди трех с лишним десятков мастеров спорта СССР и Кыргызстана. Самый яркий из них, пожалуй, Шамиль Рахматулин, мастер спорта международного класса. Начиная с 1978 года он последовательно прошел вверх по лестнице спортивного роста, став серебряным призером Спартакиады школьников СССР, трижды — серебряным медалистом юношеских первенств б.Союза, дважды выиграл всесоюзное юниорское “золото” (1980, 1983 годы). В 1979 и 1980 годах победил на международном турнире “Дружба” на Кубе и в Венгрии. Был он и сильнейшим в Европе среди юниоров. Борец отменный, жаль, рановато простился с ковром.
    А еще есть Тахир Янгуразов, Алмазбек Эргешов, Даир Джамангулов... Мастер спорта международного класса Янгуразов в 1995 году был четвертым на чемпионате Азии на Филиппинах, а затем дважды победил на Центральноазиатских играх. Эргешов — двукратный бронзовый призер юниорских чемпионатов Азии, а Джамангулов — финалист кадетского первенства мира, победитель и призер многих международных турниров. Мой ученик — мастер спорта СССР Тилек Усупов в 1989 году выиграл “серебро” всесоюзного юношеского первенства. А вот совсем недавно в Алматы меня порадовал тяжеловес мастер спорта международного класса Магомед Будунов, о чем подробно сообщалось в “МСН”. Он стал чемпионом Азии среди юниоров. Так что ремезовские победные традиции продолжаются. Есть у меня и группа молодых ребят и девчат, которые в недалеком будущем могут заявить о себе, и, надеюсь, громко. Например, участницы бишкекского IV Чемпионата Азии среди кадетов по греко–римской, вольной и женской борьбе Нурзат Шайлобаева и Джаныл Байсеитова, а также финалисты этого турнира Кудрет Белеков и Данияр Кулматов. Вот только нашлась бы возможность своевременно поддержать их материально и обеспечить участие в крупных соревнованиях. Устойчивое финансирование тренерской работы — первое условие дальнейшего роста молодых борцов. Помню, в наше время таких проблем не было и мы росли быстро.
    — Скажем, в 1981 году наша динамовская сборная юниоров и взрослых под твоим руководством выиграла всесоюзный чемпионат ЦС “Динамо”. А чего еще сегодня хочется Саппарову–наставнику?
    — Хочу, чтобы мы работали дружно, поддерживая один другого не по личным симпатиям, а по деловым качествам. Чтобы у нас в составы всех сборных команд входили действительно лучшие, перспективные борцы, и чтобы им в первую очередь давали возможность защищать спортивную честь страны на крупных состязаниях, исходя из реальной объективной оценки их подготовленности к турнирам, без вмешательства чьих–то личных интересов и тому подобного. Уверен, что тому же Магомеду Будунову должны были создать нормальные материальные условия, и уже нынче он мог стать участником Олимпийских игр в Афинах. Будет досадно, если мы не сможем обеспечить ему необходимые условия для тренировок, сборов и соревнований. Таких парней нам надо беречь как национальное достояние!
    — 18 августа наши “греко–римляне” и 24 августа вольники отправятся в Афины. Веришь ли ты в их успех?
    — Успехом сочту уже выход любого из них в восьмерку или шестерку сильнейших в своем весе. А уж если хоть что–то зависит от моего пожелания, то дай Бог нашим борцам олимпийскую медаль, а может, и не одну. Ведь борьба поистине непредсказуема, результат тут нередко зависит от воли жребия да и просто от элементарной удачи. Так что желаю только самого наилучшего нашим борцам–олимпийцам Надырбек уулу Улану и Юрию Мильдзихову, Алексею Крупнякову и Урану Калилову, Канатбеку Бегалиеву и Данияру Кобенову, Жанарбеку Кенжееву и Геннадию Чхаидзе. Да согреет их древняя Эллада!
    Владимир Боголепов.
    Фото Владимира Воронина и Владимира Пирогова.

    


Адрес материала: //msn.kg/ru/news/7659/


Распечатать: Трудно быть ведущим РаспечататьОставить комментарий: Трудно быть ведущим Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Трудно быть ведущим Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 69.8499

EUR 77.8652

RUB   1.0683

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2 • ToT Technologies • 2007