Распечатать: Постсоветские журналисты не умеют бороться за свои права… РаспечататьОставить комментарий: Постсоветские журналисты не умеют бороться за свои права… Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Постсоветские журналисты не умеют бороться за свои права… Посмотреть комментарии

23 сентября 2003

"ДЕМОКРАТИЯ"

Постсоветские журналисты не умеют бороться за свои права…

    Олег Панфилов — фигура в Кыргызстане хорошо известная правозащитникам и журналистам. Он делает большое дело — создал Центр экстремальной журналистики, который ведет мониторинг состояния свободы печати по всему миру, в том числе и по Центральной Азии. В нашу республику Панфилов обычно приезжает, когда здесь совершаются особенно крупные нарушения прав журналистов. На этот раз он был участником конференции ОБСЕ по СМИ, сделал сообщение на тему: “Как журналисты Центральной Азии должны защищать свои права”. А в перерыве дал интервью “МСН”.
    — Олег, тема вашего выступления — как защищаться журналистам. Сейчас у нас сложилась дикая ситуация. Вы знаете, нашу газету много раз закрывали, дальше как бы уже неудобно ее закрывать. То, что в правительственных СМИ на “МСН”, на главного редактора и журналистов выливаются тонны грязи, — это уже привычно. Мы знаем, какие люди пишут под псевдонимами. Мы можем подать в суд (и подавали уже, но, естественно, не выиграли), можем дать ответ. Но в последнее время наши оппоненты делают коллажи из наших статей и собственных вымыслов или фабрикуют фальшивки и под именами журналистов “МСН” рассылают их в сотни адресов через Интернет. Это уже совершенно новый вид борьбы с независимой прессой. Как нам защищаться?

    — Возьмем смонтированную статью, фальшивку. Известен источник?
    — В адресах пишут то какие–то вымышленные имена, то название псевдоагентства — Bishkek agensy, Agensy Bishkek…
    — Любое преследование за преступление — а это преступление — должно иметь источник. Первое. Нужно выяснить источник. Он выясняется с помощью провайдера, к которому обращаются соответствующие правоохранительные органы.
    — Вряд ли наши провайдеры рассекретят авторов фальшивок. Они регистрируются на mail.ru или list.ru.
    — Если вы не сможете найти источник, то ничего не получится. Ну что делать… знаете, про меня сколько гадостей было написано? Неважно, что это mail.ru. Если заходит человек из Кыргызстана в mail.ru, то провайдер, которым он пользуется для входа в Интернет, может вычислить IP — персональный номер. Но, во–вторых, для того, чтобы вычислить это, нужно найти эксперта, лингвиста, который определит и напишет заключение: вот так выглядел оригинал, а вот так — эта фальшивка. Но прежде всего вы должны написать в прокуратуру заявление с требованием разобраться в этой ситуации. После чего прокуратура обязана определить через провайдера номер IP, направить эксперту–лингвисту просьбу определить, фальшивый ли это материал. Дальше прокуратура направляет материалы в суд. Вот и все.
    — Вы как гражданин России…
    — Я гражданин Таджикистана. Временно живу в России.
    — Но мы вас воспринимаем как человека, близкого российским журналистским кругам. Ваша супруга Виктория Панфилова работает в “Независимой газете”. Недавно она написала статью о женщинах во власти. В российской прессе появились публикации, свидетельствующие о желании свести на нет конфликты в странах Центральной Азии и объяснить читателям, что смена власти в республиках ЦА чревата большими потрясениями. То есть подталкивают к выводу, что лучше бы оставить нынешних президентов в покое и у власти…
    — Рина, вы меня подталкиваете к тому, чем я не занимаюсь. Я не занимаюсь политикой принципиально. Я никогда не состоял ни в каких политических партиях. Я — правозащитник.
    — Речь не о партиях, а о том, как сейчас наши власти используют российские газеты…
    — Используют, конечно. Потому что российские газеты точно такие же несвободные во многом. Во многом ангажированные. Прекрасно известно о том, что властные структуры Кыргызстана работают с журналистами. С одной стороны, это естественно… Моя жена тоже знакома с посольством Кыргызстана в Москве и с несколькими дипломатами. Для журналиста это нормально — ему нужна информация. И это отличает независимую прессу от оппозиционной. Я не понимаю, когда независимые журналисты называют себя оппозиционными… Оппозиционная пресса — это пресса партийная. Но, к сожалению, я в Центральной Азии все чаще слышу: “Вот, мы оппозиционная пресса”. Ну какая же вы оппозиционная? Вы — независимая пресса. Не нужно заниматься политикой. Нужно заниматься информацией.
    Российская пресса, к сожалению, действительно ангажирована. И поделать сейчас с этим ничего невозможно. Потому что российские журналисты, точно так же, как и центральноазиатские, — это советские журналисты, которые работали в советской прессе. И все постсоветские журналисты никогда не боролись за свои права. Они получили дарственную на гласность в восемьдесят седьмом году. И что такое свобода слова, они знают только понаслышке. Потому что они никогда не боролись за свободу слова. Для того, чтобы добиваться свободы слова, нужно знать методику борьбы. Ту методику, которую нашли, например, польские журналисты. Польские журналисты боролись с властью с помощью таких методов, которые в бывшем Советском Союзе не понимают. Например, польская газета “Не”. Во времена Ярузельского, когда была введена цензура, журналисты этой газеты в полном составе дали объявление в других газетах о том, что они готовы устроиться в любую другую честную газету. Это был гражданский поступок. А после того, как они устроились на работу, они дали объявление о том, что теперь они наконец работают в честной газете. Это газета для слепых.
    — Это очень хорошо. Но у нас нет газеты для слепых. Я не согласна с вашим заявлением о том, что на постсоветском пространстве журналисты никогда не боролись. Наша газета уже два с лишним года только и делает, что борется. И выживаем мы просто чудом.
    — Если вы задаете вопрос, что делать с этими публикациями, рассылаемыми в Интернете, это говорит как раз о том, что есть борьба, а есть борьба. Можно просто говорить о том, что нас унижают, над нами издеваются, нас преследуют, а есть настоящая борьба, когда используют те же методы, которые использует власть. Вот президент Кыргызстана любит говорить: я — законно избранный президент. Он прав. Потому что большинство населения его действительно выбрало. И эти выборы не были опровергнуты международными организациями и т. д. То есть он законно признанный президент. Так вот это слово “законно” должно использоваться и вами: “Мы — законно действующие журналисты”. Но для того, чтобы действовать законно, вы должны знать законы. Методов борьбы с помощью хорошего законодательства Кыргызстана можно придумать огромное количество — от массовых заявлений в прокуратуру до публичных акций протеста. Но есть одна сторона в вашей жизни, как, впрочем, и в жизни журналистов других стран — отсутствие журналистской солидарности. Вот если бы вы объединились. Если бы вы были инициаторами медиасоюза. Не государство, а вы, тогда бы вы могли власти сказать: “Простите, вот нас большое количество независимых журналистов. Нас несколько изданий, несколько газет. Мы требуем защиты наших прав. Мы требуем тех прав, которые написаны в нашей Конституции, в законе”. А просто говорить — нас преследуют, а мы так любим свободу слова — так можно говорить бесконечно.
    — Ну что значит — говорить? Мы в судах отстаиваем свою правоту.
    — Я не говорю о том, что вы не боретесь. Но, повторяю, есть борьба и есть борьба. Значит, вам нужно выработать тактику. Вам нужен грамотный юрист. Причем выработать тактику не наскоком — вот это случилось, и давайте мы сейчас будем бороться. А нужно выработать долговременную тактику. Но одновременно самим не нарушать законы. Бывают ведь публикации с непроверенной информацией. Власть–то использует закон вполне логично.
    — В таких случаях мы не спорим. Мы тоже люди и тоже порой ошибаемся.
    — Я вас ни в чем абсолютно не обвиняю, потому что вы находитесь в том же положении, что и все журналисты на постсоветском пространстве. Это плохое знание способов борьбы за свои права. Очень хорошо, что вы боретесь. Но, к сожалению, эта борьба цикличная. А нужна хорошо продуманная тактика борьбы за свои права. В конце концов выпустите свою газету или напишите в Интернете: “Я люблю Конституцию Кыргызской Республики!”. У вас там хорошая статья, которая провозглашает свободу слова и права журналистов. И что, вы ее не любите? Любите! Вы дайте понять власти, что вы — законопослушные люди. Ведь все на территории этой страны должны уважать закон. Вы не давайте повода власти обвинять вас в том, что вы нарушаете закон. Вот и все.
    — Власти не нужен повод. Она находит повод там, где его просто нет.
    — Но вы прокалываетесь…
    — В одном–двух случаях из сорока судов…
    — Поскольку у вас действительно самое тяжелое положение в Кыргызстане с вашей газетой, вам нужна долговременная тактика борьбы за свои права. Я не обвиняю журналистов, что они идиоты…
    — И то хорошо…
    — Незнание этих способов — это беда. Надо не просто бороться. Надо изменять ситуацию. И все.
    Рина ПРИЖИВОЙТ.

    


Адрес материала: //msn.kg/ru/news/5073/


Распечатать: Постсоветские журналисты не умеют бороться за свои права… РаспечататьОставить комментарий: Постсоветские журналисты не умеют бороться за свои права… Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Постсоветские журналисты не умеют бороться за свои права… Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 69.8499

EUR 77.8652

RUB   1.0683

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2 • ToT Technologies • 2007