Распечатать: Охота на золушек РаспечататьОставить комментарий: Охота на золушек Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Охота на золушек Посмотреть комментарии

14 августа 2015

ОБЩЕСТВО

Охота на золушек

    Ежедневно на улицах Бишкека происходит вербовка молодых девушек для занятия проституцией. Некоторые из жертв не сразу понимают,

    в какой бизнес их вовлекают. Новые знакомые обещают большие заработки за работу уборщицей или няней в обеспеченных домах,

    но впоследствии у них забирают документы и превращают в бесправных рабынь.

    Мать просит помощи

    Вербовщики предпочитают девушек привлекательной внешности из бедных или неполных семей. Работают они, как правило, под прикрытием какого-нибудь бизнеса, например в кафе, куда отбирают официанток, которые, если проходят одобрение со стороны владельцев борделей, затем переводятся в другую сферу. Про такой случай нашей газете рассказала мать бесследно пропавшей девушки.

    — Дочь и сына воспитываю одна, — говорит Мухабат Ерматова. — Понятно, что заработок у меня небольшой, но дети ни в чем не нуждаются. Дочь училась в столичной школе, росла жизнерадостным ребенком, была на хорошем счету у учителей, но наши проблемы начались после 9 класса — Умида решила подработать. Сначала пошла в магазин по соседству с домом, несколько месяцев там работала реализатором. Видимо там ее и заметили, стали зазывать на работу в кафе. Незнакомая женщина втерлась в доверие к дочке, стала ей рассказывать про хорошие заработки официантки. Я была против, но дочка все же пошла в это кафе, где не проработала и нескольких недель — предложили другую работу. Хозяйка кафе познакомила ее с семейной парой, которые якобы искали няньку. Мужчина, примерно 50 лет, плотного телосложения, представился Насыром — помощником одного из депутатов и пообещал заплатить 300 долларов. Материнское сердце мне подсказало, что дело тут нечистое, но Умида снова пошла против моей воли. Её поселили в съемной квартире в микрорайоне “Восток—5”.

    Мать провела собственное расследование, поговорила с персоналом кафе, где помощник депутата и приметил ее дочь, опросила жителей, живущих по соседству, и выяснила, что владельцы заведения регулярно занимаются вербовкой молодых девушек, а случай с ее дочерью — лишь один из многих. Женщина также выяснила, что у депутата, именем которого прикрывался сутенер, нет такого помощника.

    — Через несколько дней дочь позвонила в слезах. Сказала, что ее обвинили в краже бриллиантов и избивают, — продолжила свой рассказ Мухабат.

    Женщина подняла шум, обратилась в милицию и с боем забрала свою дочь.

    — Я была в этой квартире и видела помимо моей дочери еще нескольких совсем молоденьких девочек, а вместе с ними двух взрослых женщин, — рассказывает Мухабат. — Тогда же выяснилось, что моей дочери насильно что-то вкололи в вену. Я так и не узнала, что это был за препарат. Удивительно, но тогда никого из этого притона не наказали… Казалось бы, все страшное осталось позади, Умида вернулась домой, пыталась подработать в другом кафе и в швейном цехе. Но когда ей исполнилось 20 лет, старые знакомые вновь заявили о себе.

    — Однажды какие-то люди ворвались к нам домой, когда меня не было, забрали Умиду, а когда она на следующее утро вернулась, то ее трудно было узнать, в синяках, заплаканная и в рваной одежде, — рассказывает со слезами на глазах женщина. — Дочь рассказала, что это дело рук милиционеров, которых подослал Насыров, якобы я ему должна 50 тысяч сомов за то, что написала заявление два года назад. Дочка сказала, что похитители пригрозили смертью ей и 10-летнему братику. Вскоре она совсем пропала, вот уже месяц я её не вижу.

    — До пропажи Умида поменялась с братом телефонным аппаратом. В ее WhatsApp я узнала, что все эти два года те вербовщики поддерживали с дочерью связь, в мобильном телефоне сохранились угрозы и даже предложения Умиде выехать за границу, — говорит женщина. — Я боюсь за мою дочку. Помогите мне найти ее!

    Забытое преступление

    Мухабат Ерматова рассказала, что помощи искать ей негде, с родней были утеряны связи уже давно. Выяснилось, что и она, и её дочь были жертвами насилия в детские годы. Причем насильником был один и тот же человек — родной дядя Мухабат.

    — Когда мне было шесть лет, я жила с мамой в Сулюкте. Однажды я играла под яблоней, а мой дядя Турсунбай Жумабаев закрыл ворота и совершил надо мной развратные действия в извращенной форме. Родственники мне посоветовали закрыть рот, потому что это позор, — расплакалась Ерматова.

    По ее словам, тогда в правоохранительные органы по факту насилия обращения не было. Спустя годы женщина родила дочку и сына. Из Сулюкты Ерматова переехала в Бишкек. Но женщина и не предполагала, что история повторится с ее дочерью Умидой. Когда девочке исполнилось 7 лет, Мухабат хотела отдать ее в столичную школу, однако родственники настояли, чтобы Умида училась у них в Сулюкте.

    — Я получила письмо от дочери, что дядя Турсунбай ей делает плохо. Тогда сразу же попросила маму, чтобы она Умиду отправила ко мне. У нее тогда ко всему прочему было сотрясение мозга. Всю жизнь мне дядя сломал. Издевался надо мной и дочкой, а сейчас я не могу его наказать. Должен же дядя понести наказание! Мне нужен хороший адвокат, — обратилась с просьбой Ерматова.

    Дочь протестует

    Когда материал про ситуацию в семье Ерматовых готовился к печати, появилась информация, что 20-летняя Умида нашлась. “Пропавшая” сама обратилась в СМИ, чтобы рассказать свою версию случившегося.

    По словам Умиды Ерматовой, никакого похищения в сексуальное рабство не было, как и изнасилования.

    — Меня никто не насиловал, слава Богу. Я до сих пор девственница и горжусь этим. Да и дядю, обвиненного матерью в моем изнасиловании, я не знаю. Один раз, возможно, видела мельком, но лично даже не разговаривала. Про то, что он мою мать насиловал в детстве, я даже не слышала. Тем не менее она сейчас через меня пытается посадить дядю. Да и родственники меня у матери не забирали. Она сама меня оставила в Сулюкте у дедушки, когда поехала работать в Бишкек. Почти до девяти лет я жила у него. Дедушка меня и воспитал, — опровергла слова матери девушка.

    Она рассказала, что действительно работала в магазине недалеко от дома, но подруга позвала поработать в кафе. А однажды хозяйка заведения сказала, что прилетела ее знакомая, которой нужна няня.

    — Я нормально работала няней. Но мать написала заявление и на моих работодателей, что якобы они меня продали в рабство и теперь я туда же вербую своих подруг, — сказала Умида. — Она все время лезет в мою жизнь. С родственниками я из-за матери не общаюсь. Моих друзей она никак не оставит в покое. Одна моя подруга две недели как улетела за границу, но моя мать звонит ее маме до трех часов ночи, ругается матом, угрожает. Обо всем, что делает моя мама, мне рассказывают мои же друзья, — пожаловалась Умида.

    Что делать дальше, девушка не знает. Писать заявление в милицию на свою мать она не хочет, потому что боится, что её 10-летний братик останется совсем один.

    — Я живу у подруги. Сейчас хочу, чтобы никто хотя бы от матери заявления не принимал, — сказала Умида.

    Притон под прикрытием

    Индустрия интимных услуг в Бишкеке достигла невиданного размаха. По данным ГУВД столицы, теневой оборот подпольной индустрии составляет примерно 10 миллионов долларов и вряд ли он снизится в ближайшее время.

    По различным данным, ежедневно в Бишкеке работают не менее 3 тысяч работниц коммерческого секса. Девушки, которые стоят на улице и торгуют своим телом, берут 1000—1500 сомов за час. Те, кто “работает” в сауне, — от 2 до 4 тысяч. А девушкам, обслуживающим клиентов в так называемых салонах, нужно платить за час от 3 до 6 тысяч сомов.

    Притонов в Бишкеке огромное количество. Их открывают не только в саунах и частных домах, но и в обычных квартирах столичных многоэтажек.

    Естественно, крышуют этот бизнес сильные мира сего. К ответственности их привлечь практически невозможно. Например, зимой текущего года милиционеры выявили притон по оказанию интим-услуг на территории крупного развлекательного центра в микрорайоне “Восток-5”. Там были задержаны семь путан. Одна из них рассказала, что работает два-три раза в неделю. В среднем зарабатывает около $1,5 тысячи в месяц. Свои услуги девушка оценивает в 4 тысячи сомов в час. Она не скрывала, что частенько встречается с депутатами парламента в самых элитных саунах Бишкека. По ее словам, “депутаты очень милые и кроме оплаты дополнительно оставляют ей “на чай”.

    Следствие возбудило уголовное дело по статье “Организация или содержание притонов для занятий проституцией”. В ходе расследования выяснилось, что владельцем этого комплекса является депутат от фракции СДПК. Он тут же открестился от борделя, заявив, что сдает комплекс в аренду, а видео с задержанием ночных бабочек назвал монтажом и черным пиаром, обвинив журналистов и милиционеров в сговоре против него.

    Лолиты поневоле

    В  последнее время участились случаи пропажи несовершеннолетних девушек, а также их вербовки для занятия проституцией. В Бишкеке 70 процентов проституток являются студентками столичных вузов, но есть и школьницы.

    — Мы выявили работниц коммерческого секса и среди школьниц, учениц 9-го класса, — сообщает начальник отдела по борьбе с торговлей людьми и преступлениями против общественной нравственности ГУВД Саламат Адылов. — Родители целыми днями находятся на работе и даже не подозревают о роде деятельности своих дочерей. В 11—12 дня они выходят из школы, где их уже ждут клиенты. После они направляются в гостиницу и до вечера “работают”, а затем возвращаются домой, — рассказал Адылов.

    Незащищенность юных девочек перед похотливыми действиями взрослых просто поражает. Все чаще о кыргызстанских лолитах мы узнаем из сообщений криминальной хроники. За каждой из этих ужасающих историй стоит детский страх, физические и моральные страдания, поломанная судьба.

    Несколько лет назад, что в одном из борделей в столичной многоэтажке на улице Усенбаева, насильно удерживали 14-летнюю девочку. Следствие установило, что ученицу седьмого класса в сексуальное рабство хитростью заманила знакомая. И это не единичный случай. В прошлом году в Оше 15-летняя проститутка родила от клиента. Против сутенерши возбудили уголовное дело. Выяснилось, что она уже четырежды привлекалась по аналогичным преступлениям.

    Между тем в Кыргызстане уголовное законодательство в отношении сексуальных насильников детей достаточно мягкое, что признают многие. Сутенеры, развращающие малолеток, могут привлекаться только по одной статье 157 уголовного кодекса КР (вовлечение). На практике доказать элемент вовлечения представляется очень сложным. А если в ходе разбирательства становится известно, что несовершеннолетний добровольно занимался проституцией и взрослый не желал получать от этого материальную выгоду, дела рассыпаются, не доходя до суда. Трудность заключается не только в том, что по делам, связанным с сексуальной эксплуатацией детей, отсутствует заявитель, но и в том, что о факте сексуального насилия информация приходит уже тогда, когда невозможно изъять следы преступления.

    Наталья ФИЛОНОВА.


Адрес материала: //msn.kg/ru/news/44566/


Распечатать: Охота на золушек РаспечататьОставить комментарий: Охота на золушек Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Охота на золушек Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 69.8499

EUR 77.8652

RUB   1.0683

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2 • ToT Technologies • 2007