Распечатать: Роза ОТУНБАЕВА: Мы не стоим в очереди за счастьем, а боремся за него РаспечататьОставить комментарий: Роза ОТУНБАЕВА: Мы не стоим в очереди за счастьем, а боремся за него Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Роза ОТУНБАЕВА: Мы не стоим в очереди за счастьем, а боремся за него Посмотреть комментарии

1 августа 2006

"ДЕМОКРАТИЯ"

Роза ОТУНБАЕВА: Мы не стоим в очереди за счастьем, а боремся за него

    Роза Отунбаева, снискавшая себе славу ”локомотива революции”, согласилась поведать читателям “МСН” о планах и намерениях своих оппозиционно настроенных коллег. Заодно раскрыть тайны собственного, так сказать, кредо.
    В сентябре 2005 года Розу Исаковну бодро “прокатили” депутаты. Занять кресло министра иностранных дел ей так и не удалось. Но как истинная оптимистка Отунбаева не пала духом и не стала причитать о своей горькой судьбе, напротив, ринулась в стан оппозиции. Сегодня Роза Исаковна — надежная боевая единица политических оппонентов официальной власти. Она сопредседатель партии “Асаба” (председатель — экс–генеральный прокурор Азимбек Бекназаров), член Конституционного совещания.

    — Роза Исаковна, вас все знают как непримиримого оппозиционера…
    — Да, я была и остаюсь в оппозиции. Народ, наша революция оказались обманутыми.
    — Кому как, конечно. Но у меня создается порой впечатление, что у нас идут в политические оппоненты не по убеждениям, а по принципу “я обиделся, мне портфель не достался”. Одни и те же лица, что при Акаеве, что сейчас. Что, оппозиция у нас — это своеобразный способ выбиться в люди не мытьем, так катаньем?
    — Это рассуждение обывателя. Вы знаете, я уже не в первый раз сталкиваюсь с подобными размышлизмами. Якобы оппозиционеры — это те люди, которые сначала теряют портфели, потом борются за эти же портфели. Оппозиционеры — это не обиженные. Это политики. Политик куется в борьбе в недрах народа, формируется годами, специально, если хотите, выращивается. Требуется не один год, чтобы такой человек смог выйти на национальную политическую арену и стать интересным и нужным народу. А так у нас по республике бродят сотни людей, называющих себя политиками, но их никто не знает. У нас и в кабинете министров сидят малоприметные чиновники, не политики, самое большее — имеющие влияние на свою родню.
    Вот, к примеру, Бекназарова, того же Байболова или Текебаева знают все. Для них политика — не кухонные страсти. Они начинены, инфицированы политикой. Они, как им кажется, могут предложить лучшие пути решения тех проблем, что сейчас накопились у нашего многострадального государства.
    — Может, они и могут предложить пути решения. Но меня, например, смущает тот факт, что у нас в оппозицию ушли олигархи. Как только миллионер начинает активно заниматься политикой — это плохой знак. Или он боится, что нечестно нажитые денежки государство отнимет, и хочет себя обезопасить, или же, наоборот, под шумок политических разборок не прочь еще себе лакомый кусок оттяпать. Что вы думаете по поводу того, что у нас в оппозиционном стане весьма респектабельные люди?
    — Я как раз, напротив, отношусь к этому с пониманием. Если олигарх пошел в политику, это не совсем страшно. Во–первых, он не будет воровать, во–вторых, надеюсь, будет прочищаться бизнес–атмосфера. Такой затхлости, как сейчас, говорят, не было и в акаевские времена!
    — Ну это как сказать… Деньги к деньгам... У кого есть один миллион, захочет два.
    — На первый взгляд, да, но такие люди, как правило, умеют работать. Подумайте сами, эти миллионеры могут сейчас спокойно сидеть и чахнуть на своем злате, но нет, им небезразлична судьба народа и будущее страны. Они ратуют за лучшее будущее. Придя в парламент, они “заражаются политикой”. Еще раз повторюсь, политика — это вирус. Но вы знаете, в то же время я не питаю иллюзий насчет нынешней оппозиции. Я уверена, что любой из них, кто попадет на седьмой этаж, изменится до неузнаваемости. Власть при этой Конституции подменяет людей.
    — Вы не стремитесь к власти? Начисто лишены амбиций? Никогда не поверю.
    — Нет, почему же. Мне не чуждо честолюбие. Более того, я считаю, что скорее женщина, нежели как у нас привычно считают, мужчина, сможет толково, справедливо и прозрачно управлять страной. Мы же не ходим в сауны, не решаем в соответствии с высокими советами важные вопросы за бутылкой водки. Убеждена, что высокий пост нужен не для самообогащения, как у нас всегда получается, но для того, чтобы менять нынешние порядки, облегчить жизнь людей. Если я и приду во власть, то только путем честных выборов, а не с помощью подкупа и шантажа. Власть как механизм для реализации программ для большинства, а не для себя, для своей семьи, родственников — я так понимаю власть.
    — Хорошо, коли так. Роза Исаковна, не обессудьте, но ваш альянс с Бекназаровым, как бы это помягче выразиться, весьма странен… Объясните нашим читателям, будьте так любезны, что вас связывает с Азимбеком Анаркуловичем?
    — Что нас объединяет? Общее желание очищения политики, очищения страны, оказавшейся в этих авгиевых конюшнях. Мы с Бекназаровым — со–лидеры партии “Асаба”. В январе я вступила в эту партию, и меня выбрали сопредседателем. Мое решение связать свою политическую судьбу с “Асабой” было вполне осознанным. Я поняла, что нет нужды создавать собственную партию. Есть “Асаба”. Она в достаточной мере отражает те идеи и взгляды, которые я хотела бы нести в народ. К тому же Бекназаров — это признанный лидер. Нам сейчас приходится много разъезжать по стране. Так вот знаете, когда Азимбек Анаркулович приезжает в Баткен или на Иссык–Куль, за ним следуют массы народа, все хотят с ним поговорить.
    — Оставим пока харизму Азимбека Анаркуловича, перейдем к партиям. Недавно вы заявили, что сейчас занимаетесь исторически важным делом — строите партию. Поясните, пожалуйста, что вы подразумеваете под этим?
    — Поясню с удовольствием. Партии — это относительно новый, важнейший фактор на политической сцене страны. Аксиома: внепартийной демократии в цивилизованном мире нет. Пока удается управлять нашим обществом, растащив в прямом смысле этого слова людей по родовым, национальным, местечковым и кошельковым предпочтениям и квартирам. Пышным цветом в стране расцвело разделение на регионы, племена и роды. Управлять таким государством, словно марионеткой, несложно. До сих пор прежний режим с партиями флиртовал. После марта 2005 года мы уже не позволим власти заигрывать с партиями, обводить их вокруг пальца. Наша задача — вывести партии на широкую магистраль политического процесса. Обществу пора осознать, что авторитаризму власти могут противостоять только политические партии, только они могут брать власть за горло. До революции такую непосильную ношу несли НПО, сейчас наступил час партий.
    — Помилуйте, у нас уже более восьмидесяти партий. Народ не знает, что это за партии и с чем их едят. Программы же этих партий похожи друг на друга, как однояйцовые близнецы…
    — Да, у нас немало безвестных партий. Есть региональные партии, которые пользуются авторитетом только там, где они созданы, к примеру, партии “южного” и “северного” значения и масштаба. Но то, что сейчас создаются партии — хороший знак. Это свидетельствует о том, что люди после революции изменились. Они больше не хотят вручать свою судьбу непонятной власти. Быстрый рост числа партий говорит о желании и стремлении народа внести в развитие страны свою лепту, создавать ее будущее, особенно если это касается молодых. Ведь они видят свое будущее совсем другим!
    Я, к примеру, могла бы сейчас и не заниматься партстроительством. Посвятить себя творчеству можно, сесть писать книгу. А что? Мы, прямые участники событий, должны написать книги о нашей революции. Но время диктует другие приоритеты: сейчас нельзя останавливаться, надо ковать железо, пока горячо, в Кыргызстане должна взрасти партийная демократия.
    — Похоже, вы уже нацелены на парламентские выборы. Не ошибусь, наверное, если предположу, что ратуете за голосование исключительно по партийным спискам.
    — Я и мои соратники действительно будем настаивать на выборах по партийным спискам, и только по партийным. Выигравшие выборы партии сформируют парламент. А из большинства, точнее, коалиции партий, составляющих большинство в ЖК, будет сформировано правительство. Когда правительство будет сформировано партийным, тогда оно будет ответственно перед непосредственным носителем власти — народом и не станет прислуживать президенту из расчета: только бы министрам этого правительства не лишиться своих насиженных мест. На днях на глаза мне попался пример того, как правительство формируется из партии, что взяла большинство в парламенте, а президент выдвигается из партии оппозиции. Умный это баланс.
    — То есть вы хотите сказать, что партии сегодня — это новые политические монстры завтра? Эдакие добрые гении развития государства?
    — Получается так. При развитых партиях у нас появится и здоровая оппозиция, которая будет заседать в парламенте и ответственно критиковать работу правительства. Отпадет нужда в проведении бесконечных пикетов и митингов, чтобы достучаться до властей. А то смотрите, что сейчас происходит? Хаос и разброд. Бакиев — власть не знает, с какой стороны и кто ему поставит подножку. Ждут своего часа акаевцы, затаились религиозные экстремисты вкупе с боевиками, наступают депутаты–оппозиционеры, держат в тонусе власть криминальные типы. То есть ситуацию прогнозировать трудно. Когда в стране будет налаженная партийная система, то даже при частых сменах правительства, что мы видим в развитых и развивающихся демократиях, оппозиция будет на виду, окажутся озвучены ее подходы и несогласия. Отомрет постепенно охота за ведьмами, дышать станет легче, общество научится со временем терпимости, станет выбирать осознанно. Беспартийное же общество, как правило, чревато силовой развязкой острых политических коллизий. Мы едва обошли ее в марте 2005 года.
    — Представим, что такая система сложилась. Но сколько времени потребуется для ее формирования? Не один год, это очевидно.
    — Да, вы правы, не один год, конечно. У нас, если честно, не так уж много времени до следующих парламентских выборов.
    — Раз уж мы заговорили о партиях и выборах, не могу не спросить про конституционную реформу. Принятие новой Конституции — действительно эпохальное событие. Вы как никто другой должны быть осведомлены обо всех перипетиях, сопровождающих написание главного закона страны. Во–первых, вы близкий соратник Бекназарова, а он руководит рабочей группой по написанию проектов Конституции, а во–вторых, вы член Конституционного совещания.
    — Первого августа Бекназаров должен представить президенту страны все три проекта. То есть окончательно доработанный текст. Все ждут подвоха от Конституционного совещания, слишком много там “дежурных” заседателей. Но мы, то есть наша партия и наши единомышленники, будем радеть за парламентскую форму правления. Она обеспечивает конкурентность и прозрачность политического процесса, а это то, в чем мы очень нуждаемся в Кыргызстане. Вообще при любой смене власти страдает прежде всего народ, а не политики. Особенно везет “перевертышам”. Вот эти при любом президенте и парламенте устроятся, липнут намертво, как слизь на ракушки. Глава государства будет продолжать свою работу, у него есть мандат на свой срок. Пойдет ли окончательный согласованный в Конституционном совещании текст на рассмотрение парламента или на референдум, сказать сейчас трудно. Все будет зависеть от политического процесса, найдем ли мы консенсус по ключевым вопросам или появятся неразрешимые противоречия. Здесь много подводных камней и нюансов, но найдутся, надеюсь, механизмы, опыт, инструментарий и трезвый темперамент политиков, чтобы не застрять в тупике, двигаться вперед..
    — До референдума пока далеко. Давайте поговорим о событиях ближайших месяцев. Осенью намечается курултай по инициативе Бекназарова. Политики, кто дал свое согласие на участие в нем, а это в основном лидеры оппозиции, собираются задать власти пару вопросов, а после подвести, так сказать, итоги. Расставить все точки над “i”. Означает ли это, что нас опять ждут многотысячные митинги и приевшиеся лозунги “Всех долой!”?
    — Революции не будет, по крайней мере, мы не планируем (смеется). Это точно. Но осень будет турбулентной и насыщенной различного рода политическими событиями. Мы действительно хотим, так сказать, побеседовать с властью начистоту. Народ устал от бездействия, коррупции и бедности. Нашей власти следует знать, что память у народа крепкая, без бреши. Поэтому мы и хотим выяснить: как собираются дальше действовать наши тандемщики? Не превратились ли они в клон акаевского режима? Будем надеяться, что президент займет взвешенную, дальновидную позицию. И нам, оппозиции, и властям следует прийти к консенсусу. Очень многое здесь зависит от главы государства. Ему вменяется в обязанность ответственность за настоящее и будущее республики. Взялся за гуж, докажи миру делом, что правишь не разваливающейся страной, как об этом не перестают трубить други и недруги. Мы будем добиваться ускорения принятия конституционной реформы, изменения баланса власти. Мы хотим выяснить, собирается ли власть сходить с колеи прошлого режима, брать курс на реформы, ставить точки над “i” по острым индикативным вопросам. Сам курултай назначен на осень, место и время пока не выбраны. Но мы всех призываем к диалогу. В том числе и президента.
    — Кроме Конституции, какие вопросы будут горячими этой осенью?
    — Безусловно, ХИПИК. И с политической, и с экономической точки зрения острый вопрос. Наше правительство, я считаю, сделало большой просчет, приняв легкомысленное решение “обкатать” в народе такой горький, обдирающий желудок, задевающий достоинство народа комплексный вопрос, как эта программа. Мол, полюбуйтесь, попробуйте, может понравится. Естественно, поднялась буча. Поражаюсь, как в самых дальних уголках республики народ с возмущением критикует правительство за любую лояльность к этой идее. Ему и невдомек, что правительство само еще не разобралось, не решило ничего.
    Компетентной власти, убеждена, нужно было сначала провести необходимые подсчеты и исследования, привлечь толковых экспертов, в том числе из донорского сообщества, просчитать все плюсы и минусы вступления в эту программу, чтобы выйти на открытый диалог с обществом. Наше правительство на ровном месте вызвало на себя огонь. К слову, пока все или почти все информационные сражения с оппозицией нынешний “Белый дом”, даже имея такой собственный рупор, как КТР, определенно проигрывает.
    — Сейчас многие обвиняют Бакиева и Кулова в том, что это они довели страну до такого состояния, когда Кыргызстан вынужден вступить в ХИПИК.
    — Нет, это не вина Бакиева, однозначно. Это Акаев набрал долгов более чем на два миллиарда долларов. Бросив свою страну и народ, он предпочел сбежать вместе с семейством. Думаю, что если бы до сих пор у власти оставался Акаев, мы все равно пришли бы в ХИПИК. Списание Парижским клубом долга в 2004 году не сняло наших проблем, но было лишь этапом, ступенью на пути к следующей развязке.
     Акаев сейчас точно так же поднял бы вопрос о ХИПИК, сладкоречиво уговаривая парламент, народ вступать в нее. Опыта и умения в этом ему не занимать.
    — Но ХИПИК не спасет Кыргызстан от долговой кабалы. Кредиторам–то все равно, кто брал, главное, кто будет отдавать и когда.
    — Кредиторам действительно нет никакого дела до того, кто брал в долг. Надо понять следующее. Даже если мы решим вступать в эту программу, мы должны встать в очередь среди пары десятков других страждущих стран. Международные доноры рассмотрят нашу заявку, взвесят наши плюсы и слабости, кредитоспособность и будут решать, смогут ли включить нам зеленый свет на вход в эту программу.
    То есть мы стоим на пороге целого процесса, каков бы ни был исход дела. Требуется национальное решение, согласие правительства, согласованное с народом. Отныне слепо брать миллиардные долги народ никому больше не позволит! На аркане нас туда тоже не затянут. Строго говоря, речь идет о списании процентов, выплачиваемых за наши долги, а не о самой сумме задолженности. Насколько мне известно, сейчас правительство совместно с Валютным фондом и Всемирным банком ведут расчеты по ХИПИК. И если мы согласимся войти туда, то нам немедленно дадут облегчение — не платить проценты по долгам, что позволит нам взять новые кредиты. Без инвестиций говорить о росте экономики, разумеется, бесполезно.
    — Но для того, чтобы народ разобрался, что есть ХИПИК, нужно объяснить кыргызстанцам четко и ясно все плюсы и минусы этой программы. А сейчас прогнозы и расчеты по поводу вступления в ХИПИК очень противоречивы.
    — Поэтому я и говорю: правительство изначально поступило необдуманно, без предварительного анализа, раскачало тему ХИПИК и пустило сырой ком гулять по Кыргызстану. Естественно, люди обозлились и насторожились. Давайте подождем окончательных расчетов, посмотрим. Вообще осень предстоит жаркой, дебаты будут бурными.
    — Ждать перемен?
    — Перемен следует ждать всегда. А в лучшую сторону или худшую — зависит от нас с вами.
    Беседовала Дарья МАЛЕВАНАЯ.
    Фото Владимира ПИРОГОВА.

    


Адрес материала: //msn.kg/ru/news/14940/


Распечатать: Роза ОТУНБАЕВА: Мы не стоим в очереди за счастьем, а боремся за него РаспечататьОставить комментарий: Роза ОТУНБАЕВА: Мы не стоим в очереди за счастьем, а боремся за него Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Роза ОТУНБАЕВА: Мы не стоим в очереди за счастьем, а боремся за него Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

ПОГОДА В БИШКЕКЕ
ССЫЛКИ

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
ДИСКУССИИ

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 69.8499

EUR 77.8652

RUB   1.0683

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2 • ToT Technologies • 2007