Распечатать: Если ничто другое не действует, попробуйте подумать РаспечататьОставить комментарий: Если ничто другое не действует, попробуйте подумать Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Если ничто другое не действует, попробуйте подумать Посмотреть комментарии

14 октября 2005

ПОЛИТИКА

Если ничто другое не действует, попробуйте подумать

    Есть такое понятие — легитимная власть. Нет в мире ни одного государства, которое могло бы существовать, не опираясь на законные (то есть принятые всем обществам) структуры. Это настолько банальная истина, что иной раз ее и в расчет не берут. И до такой степени, что… забывают о ее существовании. В постреволюционные дни это обстоятельство объяснимо вполне объективными причинами: нечто разрушилось, а нечто еще не построилось. То есть одна власть ушла, другая власть пришла, а общество все еще продолжает искать точки опоры, принимая за подлинные — временные и отказывая в доверии — подлинным. Это как после землетрясения: к какой стене прислониться, чтобы обезопасить свою жизнь?
    Поэтому сегодняшнее наше общество наполнено всякого рода Григориями Распутиными, матросами Железняками, батьками Махно и прочими образами времен Октябрьской революции, историю которой многие из нас изучали годами и знают лучше, чем какую–либо иную революцию. Как ни странно, образы эти имеют завидную способность повторяться, как повторяются какие–то мотивы и легко возникают какие–то параллели. Возможно, историки знают этому явлению наименование. Но факт остается фактом: ничто не ново под Луной и каждое послереволюционное общество переживает, в общем–то, одинаковые страсти. Кто–то оплакивает «царя Николая», кто–то требует решительных действий от «матроса Железняка», кто–то любит «Троцкого», а кто–то — «Ленина». Но в порыве своих личных чувств все как–то и почему–то начинают забывать о государственных интересах.
    Напомню еще одну аксиому: государство и общество постоянно вступают в объективные противоречия между собой, потому что только так, только таким путем могут прийти к идеальному союзу. О том, чтобы государство целиком и полностью работало на общество, а общество целиком и полностью доверяло государству, человечество мечтает не одно тысячелетие. Но во многих нынешних странах такой консенсус уже почти достигнут. И хотя и там есть немало проблем, их проблемы все–таки совершенно несопоставимы с нашими, когда государство и общество идут как бы параллельными путями, перебраниваясь между собой. Далеко мы так не уйдем. Нельзя нести воду в ладонях, не используя кувшин только на том основании, что он нам чем–то не нравится.

    Государственные лица
    Сегодняшнее наше общество с упоением критикует их. И с упоением же жалеет, если они перестали быть таковыми.
    К. С. Бакиев — действующий президент. Поэтому критики в его адрес хоть отбавляй. Если внимательно проанализировать ее, то обнаружится интересная деталь: его критикуют, как бы продолжая свой затянувшийся спор с… Акаевым. То есть тот, б. президент, так и не нашел в себе смелости выйти к народу и ответить на самые важные вопросы, но ответы нужны, и потому люди с той же силой раздражения, которая скопилась у них во времена Акаева, следят за действиями Бакиева.
    К этому привело то обстоятельство, что бунтующему народу, как бочке с вином, заткнули отверстие, отпустив Акаева без покаяния и без импичмента.
    Почему это произошло — все знают. Еще не было второго президента, еще не было правительства, но уже был парламент, который сформировал б. президент и который и создал такое вот опасное обстоятельство. Никто в революционные дни не взял на себя смелость произнести фразу: “Командовать парадом буду я!”. И потому революционные события как–то незаметно перешли в эволюционные. При так и неразрешенных основных противоречиях. И теперь то тут, то там выскакивает нечто недосказанное и незаконченное. Договаривать и заканчивать придется, конечно, Бакиеву. Но нашему обществу при этом надо ВСПОМНИТЬ о том, что Бакиев — это уже не просто человек, а государственное лицо, облеченное особыми правами и обязанностями. Поэтому, критикуя его, давайте исходить из этого ЗНАНИЯ.
    Говорят: он такой же, как Акаев. Разве? Разве наше общество не изменилось настолько, чтобы любой другой президент после Акаева уже не мог быть подобным тому? Никогда действия Акаева не находились под таким контролем гражданского общества, под каким находятся действия Бакиева. Обратите внимание: каждый сегодня говорит, что хочет, пишет, как думает. Иной раз, извините, “лепят” такое, что просто диву даешься, как у людей фантазия разыгралась. Но не об этом речь. Она о том, что так ГРОМКО наше гражданское общество еще не говорило. Хотелось бы только, чтобы говорильня, даже самая полезная, не мешала бы при этом сближать интересы государства и общества, то есть делать Кыргызстан сильной страной.
    Тем более что и эта говорильня есть отрыжка акаевских времен. При нем мы постоянно слышали паровозный гудок, однако локомотив при этом почему–то с места не трогался. Теперь каждый желающий дергает и дергает шнур от этого паровозного гудка, явно испытывая наслаждение уже от своего удовольствия: “право имею”.
    На фоне всеобщей говорливости вдруг заметили: а чего это К. Бакиев молчит? Почему ни с какими заявлениями к народу не обращается? И опять тут придется вспомнить незабвенного б. президента, потому что уж он–то любил “заявить” и “обратиться”.
    Словом, никак некоторые наши граждане не поймут, что на дворе давно уже другая политическая ситуация. И что от сравнений Акаев—Бакиев давно пора переходить к пониманию того, что произошла смена власти НА ЗАКОННОМ ОСНОВАНИИ и в СООТВЕТСТВИИ С ВЫБОРОМ НАРОДА. А значит, надо рассматривать какие–то вопросы в совершенно новых обстоятельствах.
    Нетерпение гражданского общества можно понять: долго ждали перемен при Акаеве, но так и не дождались, поэтому хотим их здесь же, сейчас и немедленно. Граждане, но ведь так не бывает, не правда ли? И, возможно, требования кого–то особенно нетерпеливого по каким–то позициям могут быть не реализованы вовсе. А какие–то — реализованы. Но не впадать же из–за этого в истерику и панику. Надо изнутри, из общества создавать такие условия, чтобы эти позиции могли быть реализованы. Нельзя “просто” давать задания главе государства и требовать от него немедленного их исполнения.
    Вот, скажем, другая претензия К. Бакиеву: почему в аппарате управления на 90 процентов все те же кадры? Как говорится, мы их не любим, мы им не доверяем, а они сидят. Но и тут напрашивается прямой вопрос к обществу: только ли новый президент виноват в том, что на политическом Олимпе так мало ярких (читай, безупречных и профессиональных) чиновников? Яркие фигуры появляются потому, что они не могут не появиться. А если они не появляются? Из общества, из народа, из глубин нашего бытия.
    Однако, говоря это, прошу критиков обратить внимание на такую интересную для нашего общества деталь, как шквальный, мгновенный, несдержанный слив компромата на каждое очередное лицо, вступившее на порог государственной власти. Едва названо чье–то имя, как тут же выясняется, что, будучи еще комсомольцем, он будто бы кого–то изнасиловал. Называется другое лицо и тут же сообщается, что он очень неуважительно относился к своей бабушке. Третий когда–то в детстве украл карандаш и к тому же приходится сватом какой–то одиозной фигуре, и так далее и тому подобное. Такое впечатление, что мы все не любим и не уважаем друг друга. А раз мы такие, то пусть и новый президент не будет исключением, так, что ли? И его не будем уважать, хотя время для работы у него, согласитесь, еще есть?
    Говорят: почему быстро не снимает проблемы? Например, с захватом земли. По КООРТ, например, прошел сюжет, где люди говорят: власть приезжала к нам еще весной, сказала, стойте и ждите, решим вашу проблему; уже осень, мы стоим, а, оказывается, в границах Бишкека земли выдаваться уже не будут. И сразу крик: власть виновата! Этот крик принадлежит тем, кто не сумел взять чужую землю. Те, у кого хотят забрать их землю, тоже кричат: власть виновата! Да побойтесь Бога, дайте этой самой власти ввести все в законное русло, и давайте, наконец, решать конфликты в судах, а не на полях с лопатами в руках.
    Кричат: идет передел собственности, чем мы хуже? Но разве это означает, что революция была совершена во имя полного беспредела и произвола? Есть проблемы. Есть очень сложные проблемы. И, согласитесь, все они находятся под контролем гражданского общества. Давайте подождем, как они будут решаться, и станем делать выводы в каждом конкретном случае, а не обобщая. И, повторю еще раз, все эти проблемы пустили свои корни еще при Акаеве, то есть имели возможность за четырнадцать лет, что называется, вырасти и заколоситься.
    Оппоненты мне могут возразить: как это нет ярких фигур? А Азимбек Бекназаров? Согласна. Имидж национального героя этот человек получил вполне заслуженно. Но в команде работать не смог. Кто виноват в этом? Бакиев или Бекназаров? Обстоятельства нашей жизни и правила, по которым живет наше общество. Зачем сейчас рассуждать о том, что Бекназаров мог бы пойти на выборы и стать президентом Кыргызстана? В политике, как и в жизни, сослагательного наклонения нет. Этого УЖЕ не произошло. Как получилось, что не только Бекназаров, но и другие политики–революционеры остались без власти? И снова скажу, что в этом вина самого общества, сначала избравшего такой парламент, а затем позволившего ему назначать (убирать) такие кадры правительства, какие в массе своей общество не одобряет. Кому–то хотелось бы, чтобы Бакиев пошел в открытое сражение с парламентом и отстоял революцию в одиночестве. Или проиграл бы сам. В любом случае хрупкие стены нашего государства могли бы очень сильно содрогнуться. Если не упасть вовсе. Легко сидеть за чашкой чая и рассуждать о том, что надо было делать президенту, а чего не надо. Помнится, когда Роза Отунбаева, еще не остыв от революционных мотивов, честно сказала парламенту, что желала бы его роспуска, кто из нашего общества вступился тогда за нее, когда парламентарии грубо и бестактно “поставили ее на место”, где, по их мнению, должен был находиться и. о. министра иностранных дел? Никто. Теперь плач — убрали главную революционерку. А ведь наша газета еще в то время попыталась обратить внимание на этот момент, но кто нас поддержал?
    Обида этих и некоторых других людей вполне понятна. Вполне понятна радость Эдиля Байсалова, что такие люди, как Роза Отунбаева, останутся (если останутся) в гражданском секторе. Вполне понятен жуткий интерес отдельных граждан к пикантным моментам, будто бы сопутствующим отставке Бекназарова, — без скандалов, как выясняется, жить нашему обществу очень скучно. Но даже от обиды, мне думается, нельзя бросаться такими, например, фразами, как “эта власть, … они готовы пойти на все, даже на человеческие жертвы. Поэтому я остановился. А если бы я выступил на площади, совсем другая ситуация была бы сейчас в стране”. Говорю же: личные мотивы в нашей стране превалируют над общественными интересами. Уж лучше бы в марте революция дошла до самого своего высокого накала, чем иметь то, что происходит сейчас, — надо было так, надо было эдак, и мы себя еще покажем… Кому? Нищему и бедному государству? С кем сражаемся?
    Допытываются: если бы вышел на площадь, то что бы сказал? Но ведь не вышел! И слава Богу. Потому что умный человек, знает, чем это все могло кончиться. Зачем же педалировать эту тему? Такое впечатление, что отмалчивавшиеся во времена Акаева газеты вдруг решили взять реванш и показать, что тоже умеют критиковать власть. Но попробовали бы они точно такие же вопросы, какие задают сегодня Бакиеву, задать вчера Акаеву. Как говорят в Одессе, сие есть две большие разницы. А Бакиев отвечает на эти вопросы. И хорошо, что кто–то его спрашивает, и хорошо, что он отвечает. Но к чему такой упоительный восторг от своей смелости у тех, кто спрашивает? Прямо сейчас давай звание героя страны, и все тут. А сколько уверенности в том, что они умнее Бакиева! И так бы не сказали, и то бы не сделали. Славно быть большим стратегом, видя бой со стороны, вот что это такое.
    Что во всех этих обстоятельствах “умиляет”, так это то, что все отлично знают, что и как может кончиться, но когда именно ТАК кончается, начинают, словно внезапно прозревшие младенцы, возмущаться, ставить условия, выражать свое недовольство политикой того или иного государственного лица. И бесконечно повторять: если бы сделали так, если бы сделали эдак… Так сделайте, время на хорошее дело всегда найдется.
    Конституционная реформа
    Страна вынуждена в очередной раз идти на исправление Конституции. Потому что это и с вашего молчаливого согласия, уважаемые критики, она не единожды переписывалась под господина Акаева и создала ему такую синекуру, какую не всякий шах имеет. С вашего, подчеркиваю, молчаливого согласия, потому что, когда об этом говорили редкие смелые граждане, когда они пытались противостоять этому, боролись, вы — молчали. Теперь критикуете.
    Одни кричат — республика должна быть парламентской. При этом как бы забывается тот факт, какой парламент мы имеем сегодня и какой, не дай Бог, можем получить завтра, потому что наше общество не в состоянии выбрать по–настоящему достойных людей в депутаты. Ну не получается это у нас. Продаемся, покупаемся, торгуемся. Кроме того, нам также следует признать, что коллегиально наше общество решать дела еще не научилось. Не будет формального главы государства, немедленно появится целый ряд неформальных, которые вступят между собой в единоборство и втянут в этот утомительный процесс и само общество.
    Нам нужно, наконец, научиться главному: приняли какое–то решение — его нужно довести до логического конца. Чтоб не все время на каких–то обломках строить наше государство, а хотя бы на прочном фундаменте. И еще нам нужно научиться слушать друг друга и слышать, что говорит оппонент. А то так и будем всюду искать криминал, под стук колес поездов увозящих все новые и новые толпы кыргызстанцев подальше от родины.
    «Вы хочете песен? Их есть у меня…»
    Пользуясь настроенностью нашего общества на слухи, скандалы и разоблачения, некоторые хитроумные политтехнологи усиленно подбрасывают их нам. И чем глупее слух, тем больше в обществе энтузиазма. Вдруг сообщают: в ночь с 29 на 30 сентября Феликс Кулов тайно встретился с Акаевым, после чего последний решил инвестировать украденный у народа миллиард долларов в развитие общественных проектов. Все — верят. Верят в то, что наш премьер–министр тайными тропами пробирается в логово Акаева и заключает с ним тайную же сделку! А?! И даже не замечают, что некто хитроумный уже подкараулил этот момент и вострит перо! Да нет, все гораздо проще. Такое ощущение, что такие “хитроумцы” сидят на каждом дереве и выглядывают из каждого подвала, но поскольку наше общество уже боится не только телефонных разговоров, но даже приватного шепота жене на ушко, им приходится высасывать очередную “версию” из собственного грязного пальца. А наши СМИ почему–то с восторгом тиражируют эту дребедень. Как говорится, какое общество, такие у него и зеркала.
    Что радует: под этой пеной психоза идет–таки настоящая жизнь. Правительство вместе с президентом работает, поднимает экономику, увеличивает таможенные сборы и постепенно наводит в стране порядок. И правильно делают — рано или поздно пена сойдет, рано или поздно страна начнет работать в хорошо налаженном ритме, а об этом времени слухов, домыслов и всеобщего вооружения мы будем вспоминать, надеюсь, с горьким юмором.
    Власть постоянно идет на компромисс с обществом, может быть, и общество сделает такие же шаги навстречу ей? Ведь живем в одной стране, хотим ей процветания, хотим себе благополучия. За чем же дело стало?
    Может быть, хватит кричать, хватит воспевать не то “оранжевую”, не то “тюльпановую” революцию (или проклинать ее), и просто начать работать? Или хотя бы сесть и хорошенько обо всем подумать?
    Людмила Жолмухамедова.
    Между тем
    «Моя страна» — за парламентскую республику
    Партия действия «Моя страна» считает, что сохранение нынешней Конституции Кыргызстана может привести к новому росту политического и социального напряжения в республике.
    В обращении партии, принятом на этот счет, говорится, что в Центральной Азии сегодня наблюдается тенденция к установлению авторитарных политических режимов. И Кыргызстан может стать примером для других государств в плане реального развития демократических ценностей и традиций. “Моя страна” убеждена в том, что конституционная реформа должна идти в направлении обеспечения широких гарантий по соблюдению прав и свобод человека. Одно из важнейших условий соблюдения прав человека — это необходимость устранения из Конституции властных диспропорций, порождающих и усиливающих безответственность власти, бюрократизацию, коррупцию.
    Второй президент Кыргызстана, по мнению координационного совета партии, должен согласиться с необходимостью сокращения своих властных полномочий в пользу правительства, избираемого народом парламента и местного самоуправления. При нынешней системе разделения полномочий роль правительства, Жогорку Кенеша, судебной системы и местного самоуправления становится формальной. Необходимо реально укрепить правосудие и сделать его более открытым и политически независимым. Местное самоуправление должно быть избираемым и стать реальным хозяином на местах.
    “Моя страна” поддерживает модель парламентской республики и призывает демократические силы республики объединиться. Нельзя допустить, чтобы кланы и бюрократия еще раз обманули наш народ, его чаяния и высокие ожидания.
    Соб. инф.

    


Адрес материала: //msn.kg/ru/news/11602/


Распечатать: Если ничто другое не действует, попробуйте подумать РаспечататьОставить комментарий: Если ничто другое не действует, попробуйте подумать Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Если ничто другое не действует, попробуйте подумать Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 69.8499

EUR 77.8652

RUB   1.0683

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2 • ToT Technologies • 2007