Распечатать: Леандро Деспуй: Без честной судебной системы вам не выбраться из кризиса РаспечататьОставить комментарий: Леандро Деспуй: Без честной судебной системы вам не выбраться из кризиса Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Леандро Деспуй: Без честной судебной системы вам не выбраться из кризиса Посмотреть комментарии

5 октября 2005

"ДЕМОКРАТИЯ"

Леандро Деспуй: Без честной судебной системы вам не выбраться из кризиса

    Недавно Кыргызстан по приглашению правительства посетил специальный докладчик по независимости судей и адвокатов Комиссии ООН по правам человека Леандро Деспуй.
    Пресс–конференция по итогам посещения была назначена на тот день, когда стало известно об убийстве депутата парламента Б. Эркинбаева. Видимо, именно в связи с более важными приоритетами у всех журналистов, кроме автора этой статьи, был повод проигнорировать встречу. А зря, поскольку предмет исследования, а именно честность, неподкупность и объективность правосудия (которых нам, как известно, очень не хватает), как раз и обеспечивает безопасность политического и общественного климата в стране.
    Г–н Леандро Деспуй — гражданин Аргентины. По образованию он юрист, был дипломатом, послом по правам человека в ООН, долго работал экспертом по правам человека, написал несколько научных трудов в этой области. Во времена военной диктатуры в Аргентине (1976–1983 гг.) Л. Деспуй был политическим ссыльным, преследуемым властями.
    Кроме выполнения им функций по изучению соблюдения прав человека и состояния судебной системы в разных странах в качестве спецдокладчика Комиссии ООН, в Аргентине его роль сложна и ответственна. По–русски должность Л. Деспуя называется «генеральный контролер финансов республики». Это назначаемый парламентом государственный, но независимый пост. Под началом генконтролера находятся 700 человек, в его ведении — расследования по целому ряду дел, разоблачение коррупции.

    — Господин Деспуй, вы впервые в Кыргызстане? — спрашиваю собеседника.
    — Да. Хотя я должен был приехать в Россию и Кыргызстан еще в августовские дни 1991 г., но поездка не состоялась из–за попытки государственного переворота в России. Наконец попав в Кыргызстан и изучив многие факторы, я могу сказать, что за годы независимости у вас сумели создать действенную парламентскую и исполнительную ветви власти, но, увы, не смогли сделать хорошую судебную систему.
    — Какие задачи и цели преследует ваш визит?
    — В своей внешней деятельности я занимаюсь здоровьем правосудия. В мою задачу входит посещение конкретных стран, изучение реального состояния дел и подготовка затем доклада на сессию Комиссии по правам человека ООН. Круг моих исследований — состояние и проблемы правосудия в стране, независимость судей и адвокатов, решение проблемы пыток в стране, обеспечение свободы религии, положение беженцев. В конце доклада я даю мои выводы и рекомендации на будущее. Этот документ прочтут и обсудят все страны — члены комиссии. Доклад по Кыргызстану будет представлен в марте следующего года. Но еще ранее, в нынешнем октябре, я выступлю на Генассамблее ООН с кратким отчетом о посещении вашей страны.
     В Кыргызстан я прибыл после визита в Казахстан, а затем направлюсь в Таджикистан.
    — С кем вы встречались у нас? Посещали ли тюрьмы, колонии, СИЗО?
    — Я встречался как с представителями государственных органов — зам.министра иностранных дел Кадыровым, парламентарием Конгантиевым, председателями Конституционного и Верховного судов Баековой и Осмоновым, омбудсменом Турсунбаем Бакир уулу, представителями НПО и международных организаций, судьями и адвокатами.
    Я хочу подчеркнуть, что доволен оказанным мне хорошим приемом. Со стороны властей не было никаких ограничений, с интересом меня встретили НПО, гражданское общество. Особенно я благодарен за открытость и прозрачность ответов на вопросы о положении в стране. Никто не пытался что–либо скрыть. Так что, хотя страна переживает сейчас период нестабильности, я смотрю в ваше будущее с оптимизмом. Кризис — это травма, которую пережила страна, но он вполне способен послужить новым импульсом для движения вперед. И я на это надеюсь.
    Что касается тюрем — их посещение не входило в мои полномочия в Бишкеке. Но я поеду в Ош и там хочу посмотреть СИЗО, условия содержания людей и, в частности, беженцев. Мне неоднократно говорили, что условия содержания в тюрьмах вызывают серьезную озабоченность.
    — Вы уже можете обнародовать какие–то предварительные выводы?
    — Проблем у вас много. После многочисленных встреч и переговоров я могу сказать, что мартовские события, приведшие к резкой смене власти, как раз во многом были обусловлены недовольством людей в отношении прав человека в целом и несовершенной, нечестной судебной системой, в частности. Я достаточно воодушевлен тем, что кыргызские власти не отрицают важность реформы судебно–правовой системы, осознают значение, место и роль правосудия. Все согласны с необходимостью адаптации внутреннего законодательства с международными нормами. Я не думаю, что открываю что–либо ранее вам неизвестное. В первую очередь вам следует пресечь давление на судебное производство и судей со стороны государственных исполнительных органов, нарушения Этического кодекса, решить проблемы с лицензированием судебных услуг. Из многочисленных бесед с адвокатами я понял, что только эта профессия регулируется ими самими.
    А главное — ваши юристы и не скрывают, что судебно–процессуальная система не гарантирует человеку проведения справедливого судебного процесса. Что само по себе является нонсенсом. Также я заметил, что у вас нет специальной системы правосудия для несовершеннолетних. Но в мировой практике отношение к подросткам, находящимся в конфликте с законом, основывается на специальной, адекватной структуре для рассмотрения их дел и должно отличаться от системы взрослых.
    Одним из моих приоритетов является ваше решение вопроса предоставления убежища беженцам из Узбекистана. Хотелось бы поощрить усилия кыргызских властей, направленные на выполнение положений международных правовых норм в области прав человека и беженцев. Я положительно отметил действия, благодаря которым лиц, находившихся под угрозой со стороны узбекских властей, удалось отправить в Европу. Другой важный фактор — что ваша сторона имеет желание запросить международное содействие для продвижения в этой области.
    Не выпал из круга моих интересов и вопрос активности женщин в жизни общества. На встречах с лидерами женских НПО меня поразил тот факт, что в вашем парламенте нет ни одной женщины–депутата.
    — А как обстоит дело с женщинами в парламенте Аргентины?
    — В Аргентине действует закон, по которому в парламенте должно быть 35 % женщин. В аргентинском парламенте примерно 65 сенаторов, треть из которых женщины, и 240 депутатов нижней палаты также с третью женщин. Как в любой латиноамериканской стране, в нашем обществе очень сильно мужское начало. Но вот что касается участия женщин в жизни страны — у нас прогресс огромный. Общество с этим положением давно согласилось, привыкло и считает вполне нормальным. Скажу больше — на следующие выборы президента будут выдвигать свои кандидатуры три женщины, и у них неплохие шансы. В больших городах основными кандидатами, как правило, являются женщины. В самой крупной провинции страны, где проживает более 50 процентов населения страны — Буэнос–Айресе, два кандидата в сенаторы тоже женщины, причем от партий–противниц. От столицы также выдвигается женщина–кандидат в депутаты и на пост президента.
    — Хочу спросить, господин Деспуй, если вы знали еще в марте о предстоящем визите в нашу страну, то что вы подумали, узнав о нашей революции?
    — Во–первых, меня поразила спонтанность и мобилизация населения в ходе революции, поведение самого общества и конкретное желание произвести переход мирным способом. В то же время чувствовалось возмущение масс институционным и политическим положением в стране. Во–вторых, приехав в страну, я убедился, что люди стремились изменить общество в сторону прозрачности, улучшения работы госучреждений, в том числе и правосудия. Требования были четкими и решительными. Я думаю, что власти должны понять чаяния народа, который ждет перемен. И будем надеяться, что политические действующие лица будут на высоте положения, быстро примут меры по демократизации и улучшению работы.
     — Можно ли сказать, что вы считаете главной причиной кыргызской революции несовершенство судебной системы?
    — Не главной. Но одной из главных, потому что население не верило в правосудие, было им разочаровано и чувствовало беспомощность системы. Сейчас я вижу, что в конституционной и законодательной реформах идет речь и о правосудии. И я уверен, что международное сообщество будет готово оказать поддержку стране, которая открыта для сотрудничества. По крайней мере, я буду рекомендовать, чтобы международное присутствие и сотрудничество охватывали с помощью институционной реформы и систему правосудия. А теперь и у меня есть к вам вопрос: как вы считаете, полезно ли было приглашение спецдокладчика ООН в Кыргызстан?
    — Безусловно, всегда интересно узнать, как наши проблемы выглядят со стороны. Жаль только, что вы не можете сравнить, как было раньше, и как сейчас.
    — Действительно, жаль. Но я надеюсь приехать еще раз, уже в качестве руководителя курсов по повышению квалификации адвокатов и судей. У вас чувствуется проблема (и большая) продолжения образования адвокатов и судей, потому что юриспруденция не стоит на месте, требует постоянного совершенствования профессионализма, а отставать от мирового уровня нельзя — можно отстать навсегда. Международное сообщество может оказаться готовым выделить на это средства. И я надеюсь, что на следующую встречу со мной придут не менее 30 журналистов, как бывает во всех странах.
    — Заметили ли вы различия в подходе к решению вопросов правосудия в Казахстане и у нас?
    — Конечно, там заметны очень быстрые темпы развития. Я был поражен столицей страны Астаной, которая может претендовать на то, чтобы быть городом будущего. В казахском обществе давно и оживленно обсуждается вопрос правосудия. Но вот что удивило: в Казахстане люди меня очень часто спрашивали, почему ООН выступает против смертной казни, поскольку ваши соседи, судя по всему, в большинстве придерживаются сохранения этой меры наказания. Поэтому у них число приведенных в исполнение смертных приговоров по отношению ко всему населению было самым большим в мире. В вашей же стране меня никто об этом не спросил, как будто есть какое–то общее согласие на этот счет.
    Я был также и в Узбекистане, и, когда узнал о вашей революции, подумал, что кыргызское общество — это общество, которое более всего привержено свободе и демократическим изменениям.
    Беседовала Елена Мешкова.
    Фото ПРООН.

    


Адрес материала: //msn.kg/ru/news/11502/


Распечатать: Леандро Деспуй: Без честной судебной системы вам не выбраться из кризиса РаспечататьОставить комментарий: Леандро Деспуй: Без честной судебной системы вам не выбраться из кризиса Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Леандро Деспуй: Без честной судебной системы вам не выбраться из кризиса Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 69.8499

EUR 77.8652

RUB   1.0683

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2 • ToT Technologies • 2007