Распечатать: По понятиям или по закону? РаспечататьОставить комментарий: По понятиям или по закону? Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: По понятиям или по закону? Посмотреть комментарии

31 мая 2005

ПОЛИТИКА

По понятиям или по закону?

    Взяться за перо на сей раз меня заставило заявление Феликса Кулова, что они договорились с Курманбеком Бакиевым: ни они сами, ни члены их семей, ни их близкие родственники не будут иметь права заниматься солидным бизнесом, чтобы не возникало соблазна ни у самих приближенных, ни у тех, кто хотел бы к этим приближенным стать ближе, а также во избежание излишних подозрений граждан.
    Презумпция… виновности?
    Прекрасно понимаю пафос двух уважаемых политиков. Намерения, что и говорить, самые благородные. Вот только лично у меня закрадывается сомнение: не из категории ли они тех благих намерений, которыми вымощена дорога в царство теней. Не получается ли так, что, обжегшись на молоке, мы начинаем дуть на воду?
    Да, это трагедия кыргызского общества, что в период президентства Акаева оно жило не по законам, а по понятиям. Причем по понятиям со знаком “минус”. Но намного ли лучше то, что предлагают Феликс Шаршенбаевич и Курманбек Салиевич? То же самое бытие по понятиям, но разве что со знаком “плюс”. Например, меня серьезно беспокоят вопросы: насколько законно данное соглашение между Бакиевым и Куловым? В чем провинились перед законом члены семей этих политиков и их близкие, что их решили отлучить от возможности заниматься предпринимательской деятельностью?
    Положа руку на сердце, как обыватель я, возможно, поддерживаю в глубине души договор между Бакиевым и Куловым на этот счет. Но как гражданин, живущий интересами страны не только сегодняшнего дня, невольно думаю: насколько конституционно и законно это соглашение, предусмотрен ли, закреплен ли законами такой вот запрет “на профессию”. Если нет, то увольте. Как бы мы ни относились к этому решению, каким бы оно ни казалось нам правильным и справедливым, оно неконституционно. А значит, общество, все мы опять становимся заложниками доброй воли и сговора двух лидеров. И мало радует меня то, что сегодня этот договор кажется большинству из нас прогрессивным. Нарушение закона однажды, пусть даже с ущемлением малой группы лиц во благо многих, может стать условием для его повторения уже во благо немногих в ущерб остальным.
    К сожалению, жизнь многократно доказывала, что извращение самой сути права и закона развращает общество. Люди начинают и привыкают мерить действия властей предержащих не мерками “законно — незаконно”, а “хорошо — плохо”, “правильно — неправильно”. Но мы ведь давно знаем: что хорошо одному, то другому смерть, что одному кажется правильным и естественным, другим воспринимается как опасное заблуждение.
    Наверное, здравый смысл, рациональное зерно в договоре между Бакиевым и Куловым есть. Если объявлять войну крупномасштабным хищениям и коррупции, пожалуй, лучше всего начинать с себя и своего ближайшего окружения. Но прежде все–таки следует принять соответствующие законы, которые бы запрещали членам семей и близким глав государства и правительства заниматься серьезной коммерцией. Возможно, тогда и желающих идти в президенты и премьер–министры заметно бы поубавилось.
    Но пока таких законов нет, решение Бакиева и Кулова, повторю, антиконституционно. Оно ущемляет права свободных граждан Кыргызстана. Хотят ли того Курманбек Салиевич и Феликс Шаршенбаевич или нет, но для членов своих семей и своих близких они превратили презумпцию невиновности в презумпцию виновности. Люди еще ничего не сделали предосудительного, но их уже зачислили в потенциальные нарушители законов.
    При всем понимании того, чем вызвано это благое намерение, я все–таки против того, чтобы голые подозрения оказались выше и ценнее человеческой личности. В данном случае я выступаю не в защиту конкретных людей. Я выступаю в защиту принципов и законов. Нельзя строить справедливое, открытое и правовое общество на ущемлении конституционных прав и гарантий пусть даже узкого круга лиц. Мы хорошо знаем, что эти нарушения легко подвержены принципу кругов на воде. Они очень быстро расширяют свои границы. Разумнее и справедливее запрещать не занятия бизнесом, а злоупотребления в ходе этих занятий.
    Соглашение, достигнутое между Бакиевым и Куловым, я бы отнес в разряд популизма. Тогда как стойкий авторитет власти создают лишь действия, сопряженные с законами.
    А как у других?
    Речь в данном случае идет не о частностях, а о базовых вопросах построения правового государства. Едва ступив на дорогу независимости, мы в полной мере познали, что может статься, когда всенародно избранная власть служит интересам, далеким от интересов страны и народа. В конечном счете это привело к худшему варианту решения проблемы власти доведенными до отчаяния массами.
    В связи с этим, думается, не грех обратиться к опыту государств, имеющих вековые традиции построения демократического общества. Достаточно поучителен в этом плане опыт цитадели демократии — США. Здесь закон об этике в правительстве служит серьезным препятствием для тех, кто хотел бы использовать свою должность в целях неправедной наживы.
    Закон этот был принят при 39–м президенте США Джеймсе Картере, находившемся у руля власти в 1977–1981 годах. В соответствии с ним президент и вице–президент, а также кандидаты на эти посты, правительственные служащие, начиная с определенного ранга (местная номенклатура), члены конгресса и все его ведущие сотрудники, члены Верховного суда и все судьи федерального ранга один раз в год, не позднее 15 мая, представляют в письменном виде подробнейшие сведения о своих доходах за предыдущий год, заработанных и нетрудовых. Сюда входят и подарки от лиц, не состоящих с ними в родстве, если стоимость подарка превышает 250 долларов. При этом подарком считается и приглашение в ресторан. Задача закона — не допустить, чтобы представители власти использовали эту власть в личных интересах.
    Членам конгресса разрешено зарабатывать дополнительно на стороне, но не более одной трети от их ежегодного оклада. Заработки на стороне — это преимущественно выступления с лекциями и речами перед “заинтересованными аудиториями”. Все, что заработано на стороне сверх разрешенного, по закону об этике конгрессмен обязан сдать. Обычно эти деньги направляются во всевозможные благотворительные организации. Однако тот же закон позволяет членам конгресса и другим госслужащим зарабатывать неограниченные суммы на гонорарах от издания своих книг.
    О строгости данного закона можно судить по тому, что он обязывает сообщать не только о доходах и подарках, сделанных лично представителю власти, но и о доходах и подношениях его жене. Причем под подарком супруге может подразумеваться ее работа в учреждении, которое вдруг захочет использовать влияние властного лица в своих интересах.
    Чиновник обязан также декларировать все свои нетрудовые доходы, к которым отнесены проценты по акциям, по вкладам в банках и тому подобное. При этом закон запрещает иметь вклады в банках, если конгрессмен или федеральный служащий по долгу службы должен заниматься их операциями.
    Закон и инструкции к нему требуют, чтобы все подарки, получаемые президентом, вице–президентом, госсекретарем, другими высшими государственными деятелями в ходе их зарубежных поездок или во время визита иностранных высоких гостей в Америку, передавались в госказну, если стоимость презента превышает сто долларов. В любом случае, все дары должны быть учтены в ежегодных отчетах о доходах.
    В связи с этим нелишне вспомнить, что в советские времена рядом с кабинетом первого секретаря ЦК КП Киргизии находилась комната, куда стекались все дары, преподносимые зарубежными гостями тогдашнему партийному лидеру Турдакуну Усубалиеву. И когда Усубалиева спрашивали, почему он хранит все эти подарки здесь, а не у себя дома, он неизменно отвечал, что дары эти предназначены не ему лично, а Компартии республики. Надо сказать, что в тот период закона об этике партийного работника в стране не было. А вот этические и нравственные нормы существовали и соблюдались.
    Но вернемся к закону в США. Он учитывает, что среди подарков могут быть такие, которые высокое должностное лицо хотело бы оставить себе. Как говорится, нет проблем. Можно оставить, но только после того, как полная стоимость подношения будет внесена этим должностным лицом в госказну.
    Суровые требования предъявляет закон и к выбывшим из обоймы федеральным служащим и высшим должностным лицам. К примеру, в течение года после “выпадения в осадок” этим лицам запрещено заниматься лоббизмом и проталкивать проекты в тех сферах, которые находились в зоне их влияния. Логика подобного запрета проста. Связи, которыми обрастает высокопоставленный чиновник за годы пребывания в каком–либо министерстве или на Капитолийском холме, настолько обширны и влиятельны, что возможность воспользоваться ими весьма соблазнительна и дорогого стоит.
    Разумеется, как всякий законопроект, закон об этике не лишен недостатков, и в нем немало дыр и лазеек. Но за неукоснительным его соблюдением ведется жесткий контроль не только управлением по вопросам этики в правительстве, комитетом юридической этики и секретарями двух палат конгресса, но и политическими противниками. И нередко в политическом противоборстве за места на пирамиде власти обвинения в нарушении закона об этике пускаются в ход в качестве козырного туза в тех ситуациях, когда все другие способы свалить соперника исчерпаны.
    О необходимости введения подобного закона в Кыргызстане говорится едва ли не с первых дней независимости. Помнится, неоднократно принимались решения по этому поводу на самом высоком уровне. Но кто скажет, кто объяснит, на каких этажах власти торпедировались эти решения? Кто определит, чего недоставало главам государства и правительства, чтобы добиться воплощения этих решений в жизнь — политической воли, желания, настойчивости, ума или чего–то другого?
    Почему в насквозь коррумпированной республике правительственные и государственные чиновники, на словах везде и всюду ратуя за беспощадную борьбу с коррупцией, на деле пускают под откос все попытки учредить хоть малейший контроль за величиной и происхождением их доходов? Да потому, что все подобные решения направлены на то, чтобы воздвигнуть хоть какой–то, пусть даже не очень высокий, барьер перед теми, кто свой влиятельный пост использует не столько в целях служения обществу, сколько в целях корыстных. Уже одно знание того, что предстоит отчитаться за каждый сом и что отчет станет достоянием не только контролирующего органа, но и широкой общественности, будет заставлять чиновников сдерживать свои хватательные рефлексы и умерять аппетит. Ведь всем им хорошо известно, что от людей куда труднее скрыть истинные масштабы и источники доходов, чем от самых дотошных официальных контролеров.
    Если новое руководство Кыргызстана действительно заинтересовано и намерено всерьез приняться за борьбу с коррупцией, убежден, начинать надо именно с введения обязательных ежегодных представлений письменных отчетов высшего руководства, парламентариев, министров, госслужащих фискальных, силовых, судебных органов, работников высшей школы о полученных ими за предыдущий год всех видов доходов. Причем сделать свободным доступ к этим отчетам для работников СМИ и просто всех граждан республики.
    Нужно ли говорить, что коррупция и порядок несовместимы? Государство обязано быть особенно непримиримым ко всем случаям нарушений законности теми, кто поставлен ее соблюдать и охранять. Подобные нарушения, особенно когда они носят масштабный и организованный характер, должны рассматриваться как серьезное преступление против государства, его экономического благополучия и безопасности.
    Вячеслав Тимирбаев.
    
    Нет! — подаркам и культу лести
    Коалиция «За демократию и гражданское общество» выражает озабоченность фактами преподношения премьер–министру КР Бакиеву К. С. породного скакуна и дорогостоящей национальной одежды (чепкен, тебетей) со стороны государственной администрации Нарынской области во время визита в г. Нарын 27 мая.
    Есть сообщения, что местные органы власти организовывают такого рода подарки во всех местах посещения нынешним и. о. президента.
    Коалиция призывает премьер–министра, кандидата в президенты Бакиева К. С. раз и навсегда отказаться от практики получения подарков от подчиненных ему структур, а также строго предупредить все органы власти об ответственности за попытку возрождения культа лести и подхалимства, характерных для периода правления А. Акаева.
    Встреча с общественностью Нарынской области, 27 мая в здании областной администрации, по идее ее организаторов, должна была пройти в атмосфере славословия и под хор дежурных аксакалов, которых свезли со всех районов для выражения поддержки К. Бакиеву. Только усилия активистов неправительственных организаций и политических партий, прошедших в зал встречи, несмотря на сопротивление местных чиновников, смогли повернуть ход собрания в более конструктивное русло.
    Соб. инф.

    


Адрес материала: //msn.kg/ru/news/10331/


Распечатать: По понятиям или по закону? РаспечататьОставить комментарий: По понятиям или по закону? Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: По понятиям или по закону? Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 69.8499

EUR 77.8652

RUB   1.0683

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2 • ToT Technologies • 2007