Распечатать: Трудное поле по имени жизнь РаспечататьОставить комментарий: Трудное поле по имени жизнь Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Трудное поле по имени жизнь Посмотреть комментарии

30 сентября 2008

СОЦИАЛКА

Трудное поле по имени жизнь

    Ей семьдесят восемь, ему - восемьдесят. Вместе они уже почти шестьдесят лет. Жизнь Анны Цой (так по паспорту, по рождению она Цай - ошиблась паспортистка) и Кан Чен Сона была внешне обыденной, без крутых поворотов и ярких всплесков. Но вся она целиком состоит из каждодневного, порой нечеловеческого труда. Именно это принесло им спасение - они достойно прошли свой жизненный путь.

А  пришлось ой как непросто! Их детство было разрушено депортацией с Дальнего Востока. Глубокой осенью 1937 года они оказались на далекой и чужой казахстанской земле, на маленькой станции Казалинск. Семилетняя Анна и ее товарищ по детским играм Чен Сон еще не понимали, что, выйдя из вагона, они вступают в новую жизнь.

    - И вспоминать не хочу, как везли нас и как мы выживали, - рассказывает женщина.

    Впрочем, картины тех лет в жизни ее поколения во многом схожи. И они, в принципе, известны.

    Великая Отечественная война застала Анну уже в Кара-Тальском районе Казахской ССР. Ее отец, в силу своей национальности, на фронт не попал и, будучи рыбаком, был отправлен в трудовую армию на Балхаш. А семья осталась. Мать вместе со всеми работала в колхозе им. Тельмана - пахала и сеяла. А дети, в том числе Анна и четверо ее братьев и сестер после положенных двухчасовых занятий в школе тоже шли на поле, выполнять свою норму по прополке и уборке урожая.

    - Все делалось вручную, тяжело было. Тем не менее идти на свеклу хотели многие - ведь можно было есть свекольные листья. Осенью кормились поджаренными на костре колосьями пшеницы, початками кукурузы, а запеченная в угольях картошка считалась объедением. Кое-что из урожая давали и домой на паек, - вспоминает она. - Работали мы на поле с раннего утра до позднего вечера, ночью же мастерили себе обувь. Делалось это так. Отец присылал с Балхаша куски автомобильных шин, из них мы кроили подошву, а верх оплетали соломой. Такая обувка быстро рвалась, а что делать? По давней привычке я и сейчас не выбрасываю старую обувь и одежду.

    Тяжелый физический труд, недосыпание, недоедание наложили отпечаток на здоровье школьницы. Три последующих года она не покидала больничной палаты. Пришлось бросить девятый класс. Но мечту окончить школу она не оставила. Именно с планами продолжить учебу в 1954 году они с Чен Соном, за которого Анна вышла замуж, перебрались в Кыргызстан: она окончит школу, а он поступит в университет. Но получилось по-иному.

    - В небольшой комнатушке, куда нас поселили его родственники, нам втроем - у нас была уже дочка - жилось очень тесно. А тут родился еще один ребенок. Пришлось искать другое жилье. Стало ясно, что вдвоем учиться мы не сможем - кому-то нужно кормить семью. Я решила так: получить образование должен глава семьи, - рассказывает Цой.

    Чен Сон стал студентом заочного отделения естественного факультета Киргизского государственного университета, потом, опять же по настоянию жены, поступил в очную аспирантуру, защитил кандидатскую диссертацию. Работал в Институте неорганической химии Академии наук Киргизской ССР, во фрунзенском филиале Всесоюзного института электромеханики, Институте животноводства и ветеринарии. Мало сказать, что Кан Чен Сон стал прекрасным специалистом, в 1969 году он завершил важную работу - вывел формулу получения сурьмы особой чистоты марки "Су-экстра", признанную существенным вкладом в науку. Это изобретение было успешно внедрено на Кадамджайском сурьмяном комбинате, оно применяется и поныне во всем мире.

    А Анне Цой так и не довелось окончить школу. Всю жизнь она проработала швеей во фрунзенском ателье "Тюльпан", тридцать два года была бригадиром цеха верхней мужской одежды. Ее команда всегда перевыполняла норму. После войны ее наградили медалью "За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.", а в апреле 2000 года ей вручен Почетный знак "Ветеран войны 1941-1945 гг.". В начале 80-х ей как передовой производственнице выделили автомашину "Жигули". На заслуженный отдых Анна ушла с самой высокой в советское время пенсией - 132 рубля.

    Сейчас Анна Цой и Кан Чен Сон живут вдвоем в своем четырехкомнатном доме. Дочь Зоя с внучками Людой и Леной - в казахском городе Кызыл-Орда, недавно она вышла на пенсию. Сын Аркадий, кандидат сельскохозяйственных наук, с внуками Анатолием и Александром - здесь, в Бишкеке.

    Старикам приходится трудновато. Хотя они имеют, кроме пенсии, кстати неплохой, льготы как потомки репрессированных и денежную помощь как труженики тыла, свести концы с концами не всегда получается.

    - Конечно, дети помогают. Но у них свои проблемы. Мы стараемся выкручиваться пока сами. Летом и осенью легче: выращиваем овощи в своем небольшом огороде. А зимой почти все деньги уходят на отопление. А в этом году газ и электричество стали намного дороже, - сетует женщина. - Поэтому хотим продать дом и купить маленькую однокомнатную квартирку. Может, тогда за отопление платить будем меньше, да деньги от продажи дома должны остаться. Так и будем выживать.

    К сожалению, в подобном положении находятся не только они одни. Такие труженики, как Анна Цой и Кан Чен Сон, несомненно, достойны лучшего.

    Анастасия ХОДЫКИНА.


Адрес материала: //msn.kg/ru/news/24713/


Распечатать: Трудное поле по имени жизнь РаспечататьОставить комментарий: Трудное поле по имени жизнь Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Трудное поле по имени жизнь Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 69.8499

EUR 77.8652

RUB   1.0683

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2 • ToT Technologies • 2007