Распечатать: Беспризорное детство — криминальная юность РаспечататьОставить комментарий: Беспризорное детство — криминальная юность Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Беспризорное детство — криминальная юность Посмотреть комментарии

3 апреля 2009

ПЕРЕКРЕСТОК

Беспризорное детство — криминальная юность

    Громкий скандал вокруг правомочности деятельности частного детского дома "Мээрим булагы" заставил государственных мужей и общественность уделить внимание учреждениям опеки и попечительства. Разбирательства по поводу многострадального приюта длятся уже более трех месяцев, но окончательной точки в деле так и не поставлено. Предусмотрены ли на сегодня альтернативы государственным детским домам, и готова ли к ним страна? Быть или нет частным детдомам? Слово экспертам.

Алексей ПЕТРУШЕВСКИЙ, директор Центра реабилитации беспризорных детей мэрии Бишкека

    К новому и лучшему мы пока не готовы

    - Есть альтернатива ныне существующей системе опеки и попечительства - модели, заимствуемые на Западе. Но там совершенно другое отношение к вопросам детства. Наше государство только начинает двигаться в нужном направлении. Будучи в Норвегии, я поинтересовался в тамошнем Министерстве образования, кого они называют трудными или уличными детьми, и был поражен, когда мне ответили, что это ребенок, который три дня живет у друга на диване. Только когда мы будем думать так же, как они, можно будет утверждать, что у нас все хорошо.

    В наши дни по-прежнему жив стереотип советской системы детдомов с общегосударственной программой поддержки сирот, когда их обеспечивали жильем, устраивали на работу на заводы и фабрики. Сегодня всего этого нет, и детдомовцы вынуждены самостоятельно выбиваться в люди. Еще одно существенное отличие: если раньше воспитанниками детдомов становились круглые сироты, отказники и дети, чьих родственников лишили родительских прав, то сегодня большинство - социальные сироты, имеющие дееспособных родителей.

    Совершенно очевидно, что пора всерьез взяться за развитие института семьи.  У детдомовцев развивается синдром госпитализма, когда они привыкают жить на всем готовом и считают, что общество им во всем обязано. Девочки не умеют организовать семейный быт. Ребятам мы делаем паспорт, военный билет, находим работу, а те не желают трудиться.

    В нормальной семье у каждого ребенка есть своя внутренняя территория. В детдоме из-за большой скученности это ощущение собственного "я" пропадает. Когда детей двенадцать, а не сто или двести, чувство семейной привязанности можно сохранить, потому и нужны небольшие семейные детские дома, где есть мама и папа, но все должно быть продуманно и в рамках закона. Под каждого ребенка должна разрабатываться индивидуальная программа воспитания с учетом его психологии, чего у нас, к сожалению, пока нет. Просто отдавать детей людям, пусть даже искренне испытывающим жалость, недопустимо. Родители-воспитатели должны пройти подготовку и работать под патронажем узких специалистов - социальных работников, медиков и психологов.

    Детские дома малоэффективны с точки зрения затрат, поэтому целесообразно разделение их на небольшие семейные группы. Со временем, думаю, мы к этому и придем, но сегодня еще не готовы. Исходя из нынешнего числа социальных сирот, Кыргызстан может превратиться в государство патронажных семей. Продумать и проконтролировать деятельность такой системы будет не так-то просто.

    Гайша ИБРАГИМОВА, президент ассоциации

    "Союз образовательных учреждений"

    Без социального партнерства государству не обойтись

    - За годы суверенитета в Кыргызстане наблюдается тенденция роста численности социальных сирот, то есть детей, формально имеющих родителей, но фактически живущих на улице. Число таких беспризорников уже перевалило за сто тысяч. Это угрожающая статистика для страны с положительной демографией. (Возраст нашего среднестатистического гражданина - 27 лет.)

    Поэтому необходимо использовать потенциал добрых сердец, сострадающих детям. Самый известный пример - частный семейный детский дом "Мээрим булагы". Одна семья пропустила через себя более сотни детей, исполнив родительские обязательства примерно семидесяти семей. Частные детские дома сами находят финансы, не прося у государства ни копейки. Рассуждать о том, приносят они пользу или нет, не приходится, этот опыт нужно

    изучать и внедрять.

    К сожалению, само общество не верит в честность и искренность людей, желающих помочь. Им постоянно приходится сталкиваться с огульными обвинениями, слухами и домыслами. И это не считая проблем, возникающих с самими воспитанниками, которые из-за жизни на улице отвыкают подчиняться нормам и правилам.

    Очень слаба имеющаяся у нас нормативно-правовая база. Много документов, декларирующих различные права детей (как, например, Кодекс о детях), и мало таких, которые действительно показывают, как их обеспечить. Наиболее прогрессивным в этом отношении является положение о детских домах 1998 года, но и оно уже устарело и не отражает нынешних реалий. "Мээрим булагы" хотят закрыть только из-за того, что он не соответствует данному документу. Семьям позволяется принимать до двенадцати детей, однако практика показала, что возможно и пятьдесят, так почему же это не поддержать? Наша ошибка в том, что мы пытаемся имеющуюся практику подогнать под нормативную базу, а не наоборот.

    Местные органы должны выделять средства на коммунальные услуги, одежду, питание, но не делают этого. У многих семей серьезные проблемы с жильем. В Оше руководство семейного детского дома "Лотос", существующего более десяти лет, хотело приватизировать здание, на что имеет законное право. Мэрия, вместо того чтобы поддержать эту инициативу, предложила выкупить старенький домик по коммерческой цене, чего семья, естественно, не смогла себе позволить. Чтобы развеять слухи и кривотолки, руководителю пришлось усыновить детей, но при этом они лишились пособий. Местные власти не считают своим долгом помогать таким семьям в получении документов, хотя это их прямая обязанность. Зато госструктуры, сами не способные справиться с проблемой, горазды демонстрировать усердие и повышенное желание все проконтролировать и проверить. И таких фактов у нас масса. Вот почему многие желающие взять на воспитание сирот не решаются на этот шаг. Получается, что государство в вопросе социального сиротства рубит сук, на котором сидит. Если оно не повернется лицом к проблеме детей, то скоро захлебнется в стремительно растущей асоциальной молодежной среде. Повзрослев, эти дети пойдут в криминал, и там их примут с распростертыми объятиями. Ресурсов, которыми располагает государство, не хватит, чтобы решить эту проблему в одиночку. Всех беспризорных невозможно распределить по детдомам или вернуть в семьи. Значит,  без активного социального партнерства с местными сообществами и гражданским сектором не обойтись.

    Толкун БЕКБУЛАТОВА, директор департамента по защите детей при Госагентстве по физкультуре, спорту, делам молодежи и защите детей

    Альтернатива должна быть законной

    - В Кыргызстане на сегодня имеется единственная альтернатива таким институциональным учреждениям, как государственные детские дома, школы-интернаты, - это семейные детские дома. Их деятельность регулируется постановлением правительства №159 от 1998 года. Это государственная опека, при которой дети-сироты и дети, оставшиеся без родительской заботы, передаются на воспитание физическим лицам - профессиональным родителям-воспитателям на основе договора, заключенного с ними отделами образования районных госадминистраций.

    Каждому ребенку нужна семья, родители, их любовь и тепло. Поэтому доказывать преимущество семейных форм воспитания над институциональными нет смысла. Их нужно всячески поддерживать и развивать, но о придании им статуса "частный" и речи быть не может. Пожалуйста, берите детей на усыновление, если отвечаете всем требуемым критериям.

    В 2008 году по всей стране было официально зарегистрировано четыре семейных детских дома. На самом деле их гораздо больше. Многие, вроде "Мээрим булагы", действуют в формате неправительственных или общественных организаций, что не разрешено законодательством. Брать на воспитание детей могут только физические лица. То, что у нас такие прецеденты имеются, свидетельствует о незнании законов и отсутствии эффективного контроля над этим процессом. С созданием нашего департамента и специальных уполномоченных органов при местных госадминистрациях ситуация будет исправляться.

    Нельзя утверждать, что у страны нет денег для оказания помощи и поддержки детей-сирот. Объемы ассигнований, направляемых на содержание детдомов, колоссальны. Много средств выделяют представители гражданского сектора и бизнеса, причем на постоянной основе. Другой вопрос, насколько эффективно все это используется.

    В прошлом году мы провели бюджетную оценку детдомов и альтернативных форм услуг. Как выяснилось, в государственных учреждениях на содержание одного ребенка в среднем тратится около 22 тысяч сомов в год, а при семейных формах воспитания - 10. Патронат над ребенком или семьей обходится в 3-4 тысячи. Результаты этих исследований мы передали в Минфин, чтобы обосновать целесообразность перенаправления выделяемых средств на семейные формы воспитания. С 2007 года мы работаем над внедрением такой формы опеки, как фостерные семьи - это семьи, принимающие к себе детей на время, пока государство подыскивает приемных родителей или усыновителей. Все уже готово, единственная загвоздка - не можем добиться финансирования.

    В некоторые детдома спонсорская помощь поступает чуть ли не каждый день, чем пользуются недобросовестные руководители. Мы хотим, чтобы меценаты больше помогали уязвимым семьям, тогда услуги детдомов будут не нужны. Но и это содействие не должно превращаться в потворство иждивенчеству. Сегодня и без того слишком много родителей, спекулирующих на собственных детях.

    Нет необходимости создавать и новые государственные реабилитационные центры, и детские приюты. Как выяснилось, дети буквально кочуют из одного детдома в другой, некоторые числятся сразу в нескольких учреждениях. И даже после того, как мы их оттуда выводим, директора умудряются буквально за две недели набирать новых воспитанников. Они ходят по семьям и убеждают родителей отдать детей, суля прекрасные условия проживания. Родственники, не осознавая всех негативных последствий, охотно соглашаются. Государству пора задуматься, как повлиять на институт семьи, который сегодня стал главным "поставщиком" социальных сирот. Также необходимы коренные реформы в сфере образования.

    Максим ЦОЙ, корреспондент "МСН"

    Угроза национальной безопасности

    Судить о границах распространенности беспризорности и безнадзорности детей сложно. Специальной статистики, как на Западе, у нас не ведется. Официально в Кыргызстане более 1200 круглых сирот и около 6 тысяч так называемых социальных. Но это далеко не полная картина. О массовости явления можно судить лишь косвенно - по росту преступности среди несовершеннолетних и по наблюдениям за числом нищих детей на наших улицах.

    Отсутствуют и данные об эффективности государственных учреждений. Аналитика России и других постсоветских стран свидетельствует, что около 40 процентов всех выпускников детдомов попадают в колонии, еще 40 процентов становятся наркоманами или алкоголиками, 10 процентов заканчивают жизнь самоубийством и лишь 5-10 процентов становятся полноценными личностями, полезными обществу. Страшно и то, что сиротство носит поколенческий характер: детдомовцы редко становятся хорошими супругами и родителями, их семьи разрушаются еще на стадии формирования, воспроизводя новую армию беспризорных. Скорее всего, у нас ситуация коренным образом не отличается от российской. А значит, национальная безопасность под угрозой.

    Наиболее эффективной формой опеки над сиротами признано усыновление, но, как показывает практика, "спросом" у потенциальных родителей пользуются лишь здоровые малолетние дети. Кроме того, такой процедуре подлежат полные сироты, а это только 12 процентов от всех детей, находящихся на попечении государства, остальные 88 процентов имеют родственников, не лишенных родительских прав. Эксперты бьют тревогу: число социальных сирот превышает показатели послевоенных лет, что доказывает необходимость укрепления института семьи и развития новых альтернативных форм опеки и попечительства. Отрадно, что чиновники наконец-то стали осознавать необходимость таких преобразований, а гражданский сектор выказывает желание им в этом помочь. Трудность в том, что их видение решения проблемы не всегда совпадает.

    Максим ЦОЙ.


Адрес материала: //msn.kg/ru/news/27229/


Распечатать: Беспризорное детство — криминальная юность РаспечататьОставить комментарий: Беспризорное детство — криминальная юность Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Беспризорное детство — криминальная юность Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 69.7441

EUR 78.9154

RUB   1.0813

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2 • ToT Technologies • 2007