Распечатать: Герои нашего времени (О метаморфозах из корысти и по заказу) РаспечататьОставить комментарий: Герои нашего времени (О метаморфозах из корысти и по заказу) Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Герои нашего времени (О метаморфозах из корысти и по заказу) Посмотреть комментарии

2 октября 2014

ПЕРВАЯ ПОЛОСА

Герои нашего времени (О метаморфозах из корысти и по заказу)

    Как мощное наступление по всем фронтам восприняли журналисты “Вечёрки”, “МСН” и других изданий не только сам факт попытки захвата крупнейшего в стране медиахолдинга ЗАО “Издательский дом “Вечерний Бишкек”, вытекающий из никак не укладывающегося в правовое поле решения Первомайского районного суда Бишкека.

    Организаторы этой провокации позаботились и об общественном мнении в мировой “паутине”, которое, увы, ныне формируют не всегда компетентные блогеры из числа активистов гражданского сектора, да и молодые журналисты, не владеющие в полном объеме необходимой информацией. Именно на этом невежестве и сыграли в социальных сетях те еще профи. Умело манипулируя откровенной ложью, как, впрочем, и достоверными фактами, они как бы невзначай подбрасывали высказывающимся новые “подробности” для обсуждения, направляя стихийную дискуссию в нужное русло. Так в инете и был создан образ невинной жертвы акаевского режима — журналиста и предпринимателя Александра Рябушкина, которому якобы только сейчас удалось добиться правды. Автор этих строк был свидетелем и участником всех событий, связанных с захватами “Вечерки”. А попытки отдельных “мэтров журналистики” переписать историю и вынудили его взяться за перо.

    Трое хлопцев под окном “пряли” тихим вечерком

    Собрались как-то на заре становления независимого Кыргызстана за чашечкой кофе трое продвинутых представителей массмедиа — вечеркинец Александр Ким и киртаговцы (сотрудники некогда республиканского филиала ТАСС, а впоследствии Национального информационного агентства “Кабар”) Борис Ровный и Александр Рябушкин. С учетом новых веяний времени они быстро смекнули, на чем можно наладить неплохой бизнес в сфере маркетинга. Усилиями Кима были собраны лучшие рекламные специалисты страны, которые и помогли авторам идеи создать фирму “Рубикон”.

    Попали, что называется, в самую настоящую золотую жилу. Вечерняя газета на тот момент была достаточно читаемой и многотиражной. Соответственно, реклама пошла, как говорится, на ура. Этот опыт впоследствии пытались перенять и другие издания, но безуспешно — “Вечерка” первой навсегда застолбила за собой большую часть столичного рекламного рынка.

    Впоследствии Борис Ровный эмигрировал в Израиль. А в учредителях остались Ким и Рябушкин с супругами. Именно тогда в полной мере и раскрылся талант ответственного секретаря “Вечерки” еще и как успешного менеджера — получаемые доходы позволили Александру Киму привлечь в “Вечерку” самых лучших журналистов, что способствовало ее еще большей популярности. А само издание — некогда орган горкома компартии — крепко встав на ноги, впоследствии получило и статус независимого, превратившись в акционерное общество. Владельцем контрольного пакета, естественно как юридическое лицо, стала все та же фирма “Рубикон”.

    Успехами Издательского дома “Вечерний Бишкек” в то время открыто восхищался и первый президент Кыргызстана Аскар Акаев, которому придворные льстецы ставили успехи “Вечерки” в личную заслугу — мол, итоги вашей работы по становлению в стране демократии и свободы слова. Продолжал он делать это и позже. Причем даже тогда, когда благословлял своих холуев на первую попытку захвата демократической “курочки, несущей золотые яички”.

    Сановный заговор

    Как это ни странно, но раскачивать лодку внутри самой “Вечерки” стали именно двое ее ведущих журналистов — Кабай Карабеков и Владимир Козлинский. У каждого из них были свои амбициозные претензии к ставшему на тот момент уже главным редактором Александру Киму.

    Козлинский в свое время не набрал нужного количества голосов на выборах главреда, но надежда занять это кресло, видимо, осталась. Кроме того, Владимир Аронович никогда не скрывал, что труд мэтра отечественной журналистики в его лице должен был оплачиваться гораздо выше. Называть конкретные суммы вряд ли следует из этических соображений, но отметить все же нужно — кыргызстанцу со среднестатистической зарплатой зарабатываемые мэтром деньги тогда даже не могли и присниться.

    Так или иначе, но Владимир Козлинский в то время стал открыто саботировать распоряжения главного редактора и откровенно нарушал производственную дисциплину, за что и получал соответствующие административные взыскания, а потом и был уволен.

    Кабай Карабеков финансовых претензий к главреду не имел, но был категорически не согласен с политикой, проводимой Александром Кимом в редакции, суть которой сводилась к фразе — объективно обо всем. Тогда “золотое перо” “Вечерки” был вхож не только в самое ближайшее окружение президента Акаева, но и имел возможность личного с ним общения.

    Соответственно, все выходившие критические материалы, связанные с ухудшением в стране социально-экономической, политической ситуации и т. д., Карабеков, который, безусловно, имел тогда огромный авторитет у читательской аудитории, воспринимал в штыки. За два-три месяца до организованной им с Козлинским под крылом Акаева “революции”, он практически ничего не писал.

    О том, что произошло дальше, рассказано столько, что, казалось бы, можно было и не напоминать. Но развернувшиеся ныне в социальных сетях дискуссии по поводу попытки очередного захвата “Вечерки” красноречиво свидетельствуют: нынешнее поколение журналистов, молодых политиков и общественников вообще ничего об этом не знает. И этим умело уже начали пользоваться.

    Просчитались

    Первый формальный повод расправиться с независимой газетой и ее главным редактором появился в августе 1999-го. Накануне налоговая инспекция предприняла попытку провести проверку по результатам предыдущей проверки. При этом было нарушено несколько статей Налогового кодекса КР. На данном основании Александр Ким отказался предоставить документы.

    25 августа в кабинет главреда явились представители налоговых инспекции и полиции в сопровождении большой группы людей в штатском. Они предложили Киму подписать протокол об административном правонарушении налогового законодательства. Он этого не сделал и написал на документе причину отказа. Тогда полицейские и решили доставить главреда “для беседы” в свое ведомство.

    Коллектив издательского дома прекрасно знал, чем заканчиваются подобные мероприятия — наручниками и арестом. Все понимали, что данное давление на редактора есть не что иное, как желание власть имущих отстранить его от работы, поставить другого человека, который бы во время выборов проводил политику, угодную тогдашнему окружению Аскара Акаева.

    Увести Александра Кима силой налоговым полицейским не дали журналисты и техперсонал “ВБ”. Тогда фискалов сменили милиционеры — теперь дверь кабинета главреда блокировала уже группа сотрудников УВД Бишкека во главе с тогдашним начальником управления уголовного розыска Т. Алибаевым, который размахивал написанным от руки на простом листе бумаги без даты и печати постановление следователя о принудительном сопровождении Кима “на беседу”.

    Пока прибывшие к этому времени в редакцию правозащитники, сотрудники Национальной юридической корпорации спорили с милиционерами о правомерности действий силовиков, у главного редактора произошел сердечный приступ — после всего происшедшего немудрено. Была вызвана кардиологическая бригада “скорой”. Врачи предупредили милиционеров о возможных последствиях их действий и… те были вынуждены ретироваться.

    Но только для того, чтобы вернуться вновь теперь уже под покровом ночи в количестве 60 человек. Коллектив “Вечерки” просто не пропустил милиционеров к кабинету редактора, встав в приемной живой стеной. Милиционеры не рискнули пойти на силовой захват — протолкавшись в редакции до 10 вечера, они отбыли восвояси.

    Примечательно то, что одновременно с первым милицейским визитом в “Вечерку” в информационном агентстве “Кабар” состоялся ранее не планировавшийся брифинг, который дали уже бывший исполнительный редактор Владимир Козлинский и политический обозреватель Кабай Карабеков. Козлинский, не ведая, как развиваются события на самом деле, но зная о “грандиозных планах” акаевского окружения, в общем-то сам уличил себя в сговоре с сильными мира сего, заявив, что главный редактор “ВБ” уже арестован.

    Уже позже Александр Ким, давая пресс-конференцию, сказал: “Мне позвонил пресс-секретарь президента Каныбек Иманалиев и сообщил, что администрация главы государства и сам президент не имеют к этим событиям ни малейшего отношения. Непонятно, кто же спровоцировал все это. А то, что эти действия противоправны, мы уже доказали всем…”.

    Не правда ли, все это один в один напоминает и нынешнюю ситуацию?

    Не мытьем и катаньем, а за деньги

    Из нынешних дискуссий в Интернете. Ну не надо истерить… Рябушкин хороший и старый работник “Вечерки”… Когда он начинал, некоторые из вас пешком под столом ходили… Многие знают его как настоящего профессионала… Под акаевской семьей все ходили. И ваши родители в том числе. А газеты — тем более…

    В том далеком 1999-м коллектив “Вечерки” принял решение не сдаваться. Все посчитали, что никакое давление властей, каким бы мощным оно ни было, не заставит отказаться от собственной независимости. “Вечерка” должна остаться свободной газетой.

    Но на определенный компромисс акционеры все же пошли: Александр Ким временно передал полномочия главного редактора газеты своему, как тогда казалось, единомышленнику и партнеру по бизнесу Александру Рябушкину. Практически одновременно тот занял и должность директора Издательского дома.

    Кто-то в то время в коллективе расценил решение акционеров как некоторые уступки власти. Кто-то — как вполне разумный перспективный ход, учитывая умение взявшего бразды правления в “Вечерке” Рябушкина договориться с любым оппонентом. В итоге тот действительно “договорился”…

    Автор этих строк знал Александра Рябушкина еще по работе в КирТАГе. Да, это высокопрофессиональный журналист. Он всегда выгодно отличался от других своей уравновешенностью, доброжелательностью, чувством юмора. Действительно, он, как и Александр Ким, никогда не позволял себе в любой ситуации повысить голос на подчиненных или проявить в отношении их высокомерие, неуважение. Поэтому неудивительно, что уже в “Вечерке”, будучи учредителем “Рубикона”, он продолжал оставаться для журналистов “своим в доску парнем”.

    В коллективе считали, что в редакционную политику Рябушкин вообще не вмешивается, пожинает лишь лавры прежних заслуг (вовремя оказался в нужном месте и в нужное время) — коллекционирует автомашины, занимается благоустройством личного жилья, уделяя значительное внимание досугу, прививает коллегам любовь к горнолыжному спорту.

    Благодаря этим личным качествам, уже будучи главредом, ему без труда удалось собрать определенную часть сторонников как из числа рядовых журналистов, так и из управленческого звена.

    Внешне с официальным вступлением в должность Рябушкина вроде ничего не изменилось. Но из месяца в месяц все отчетливее было видно, что между вчерашними друзьями явно пробежала черная кошка.

    Здесь следует пояснить, к тому времени Александр Ким достоверно знал, что его вчерашний партнер начал сотрудничать с семьей Акаева. Владельцы крупных пакетов акций “Вечерки” из числа журналистов, обсуждая в коридорах ситуацию, не скрывали, что на президента Рябушкин вышел через личного врача главы государства, с которым дружил семьями. Обещали ему, конечно, в семейке очень многое. А в качестве основной ставили задачу — любым путем выдавить Александра Кима с должности директора “Рубикона”.

    Так в редакции появился своего рода теневой орден, к которому примкнули замы главреда, владельцы крупных пакетов акций. Они ежедневно давили на Кима, убеждая его, что в целях самосохранения не следует справлять нужду против сановного ветра. Но тот так и не поддался на уговоры — не освободил под разводящего проблемы с “Белым домом” Рябушкина кресло директора “Рубикона”.

    Тогда закулисные кукловоды пошли другим путем — соблазнив бывшего партнера Кима кругленькой суммой, уговорили его продать свою долю уставного капитала в “Рубиконе” с тем, чтобы посадить в фирму своих исполнителей. Что и было сделано через оффшорную компанию “Петровски корп.”. Так зять Акаева Адиль Тойгонбаев стал неофициальным владельцем доли Александра Рябушкина.

    Великий махинатор из Казахстана

    Из нынешних дискуссий в Интернете. Главное в данном вопросе — объяснить читателям, что Рябушкин не прав, а не кричать: “Нас хотят без согласия полюбить”. Просто объясните, почему Рябушкин спустя столько лет подал в суд и куда делись 50 процентов Тойгонбаева? Они же не растворились в воздухе. Их же кто-то приобрел.

    В свое время мне приходилось информировать общественность на страницах “Моей столицы”, как с грубейшими нарушениями законов из “Рубикона” руками доверенных Адилю Тойгонбаеву лиц с помощью специально созданной оффшорной “Петровски корп.” финансовый поток был перенаправлен в то время в никому не известную фирму из Каинды FBK (“Иных уж нет, а те далече”).

    А переводить было что. До этого в госказну из “Вечерки” и “Рубикона” поступало налогов ежегодно более 20 млн сомов. Такими отчислениями могли похвастать лишь единицы из промышленных гигантов в стране. А тут этот финансовый поток вдруг пересох. А те же налоговики, которые без всяких на то причин пытались взять за горло исправно платившего налоги Кима, на это благосклонно закрыли глаза: ведь зять он и в Африке зять.

    А дальше — больше. Вскоре, путем подлога, FBK стала владелицей здания “ВБ”, другого имущества, которыми когда–то владел “Рубикон”. По логике вещей, неожиданно разбогатевшая, но предпочитавшая не платить налоги фирма в скором времени должна исчезнуть, кануть в небытие. Провернули через нее несколько афер, и достаточно.

    Так и случилось. Эстафету у FBK приняла знаменитая адилевская рекламная фирма “Айрек”. А ее директором стал, как вы думаете кто? Да, Александр Рябушкин. Об этом свидетельствуют записи в его трудовой книжке. Вот всем бы быть такими жертвами акаевского режима!

    Рябушкин, вне всяких сомнений, был и в курсе того, что вытворяли с “Вечеркой” и “Рубиконом” еще до учреждения “Айрека”. Ведь под него в то время даже придумывались специальные почетные должности типа советника и т. д. Можно ли подобное назвать преследованием и гонениями?!

    А в суд Рябушкин, конечно, подавал не только в 2014 году, но и раньше. Однако на процессе по иску на восстановление его доли в “Рубиконе” в 2005 году были представлены доказательства, что он добровольно продал свою долю уставного капитала оффшорной фирме-однодневке Адиля Тойгонбаева. Иск прошел полностью все инстанции, а Верховный суд вынес не подлежащий обжалованию вердикт: отказать заявителю в восстановлении прав.

    Тем не менее уже в 2011 году был подан новый. Так сказать, по вновь открывшимся обстоятельствам. Сводились последние к тому, что его якобы все же принудили заключить сделку. Вот только доказательств этому он так и не смог представить. Решение было вынесено соответствующее.

    Еще пользователей в Интернете уж очень сильно интересует чисто обывательский вопрос: за сколько Рябушкин продал семейке Акаева своего бывшего компаньона и друга Александра Кима, которого в отличие от него, тогда и все последующие годы, действительно по полной программе демонстративно и мощно прессовали? Причем даже в выходные на даче с помощью госресурсов (“наружка” и т. д.), дважды поджигали личное и вечеркинское имущество, но он наотрез отказался продавать свою долю.

    Все те же ушлые интернетовские пиарщики “гонимой жертвы акаевского режима” могут завопить: все это ложь! А Рябушкин получил за свою долю уставного капитала “Рубикона” сущие копейки — то ли две, то ли три тысячи сомов. По официально оформленным с доверенными лицами “Петровски корп.” документам — да, хотя сам Рябушкин это отрицает.

    Остается только добавить, что в действительности за свои услуги он урвал по тем временам деньги достаточно большие — 100 тысяч долларов. Но они не принесли ему желаемых благ — банальное банкротство при неудачном размещении капитала в бизнес, связанный с ГСМ.

    Эпоха большой нелюбви

    Тяжелые времена после работы в процветающей “Вечерке” пришлось пережить и Александру Киму. Он ушел из “ВБ” с большею частью коллектива и открыл новую независимую газету “Моя столица”.

    Издание, естественно, было зубастым. Чтобы заткнуть рот журналистам, семейка на всю катушку начала использовать все имеющиеся в наличии средства. Первую “Мою столицу”, зарегистрированную в июне, незаконно лишил лицензии Минюст, сам же ее и выдавший. Вторую просто тупо перестали печатать. За что эмэсэновцы удостаивались такой чести, понятно — за правду, которую госчиновникам, самому Акаеву и его родственникам было очень неприятно читать.

    Хочется еще раз выразить слова благодарности главному редактору “Республики” Замире Сыдыковой и уже ушедшему из жизни главреду газеты “Агым” Мелису Эшимканову — они одни пришли в трудные времена Александру Киму на выручку и дали возможность публиковать материалы “Моей столицы” на полосах своих газет. И, конечно, тогдашнему главному редактору газеты “Адвокат” Токторбеку Джаналиеву, рискнувшему в те очень непростые времена стать издателем “МСН”.

    Обращаясь к кыргызстанцам на страницах “Моей столицы”, Александр Ким тогда говорил: “Удивительное дело — история повторяется. В августе 1999 года, когда 60 милиционеров пришли меня арестовывать, а коллектив не дал этого сделать, был шок. Прежде всего — у меня. Я не предполагал, что такое возможно у нас в стране.

    Потом начались черные будни. Правительственные СМИ активно лепили из меня образ мелкого мошенника, подмявшего под себя “Вечерку”. Мы получили первый опыт борьбы с властью, хотя и проиграли. Но кыргызстанцы поняли главное — “Вечерку” разгромили за чрезмерную независимость.

    Второй круг — история “Моей столицы”. И вот опять знакомые мотивы: хитрого предпринимателя Кима поставили на место, и он объявил войну. Кому вы думали бы? Высшей власти в стране!

    Второй круг только раскручивается. Мы раскрыли лишь малую часть тайн, крепко охраняемых всеми государственными структурами. Поэтому на нас мощно давят. Но сегодня мы однозначно можем сказать, что бывшие вечеркинцы пройдут и второй круг. Нас уже никто не поставит на колени”.

    Так и случилось.

    А потом “Вечёрка” понадобилась уже всем

    Все изменила первая революция, когда был сметен режим Акаева. Многие участники тех событий требовали от эмэсэновцев, чтобы те силой вернули назад “Вечерний Бишкек”.

    Да, с 24 марта здание “Вечерки” охраняли сотрудники “МСН”, секьюрити “ВБ” и воины–афганцы. Первая ночь была очень тревожной, несколько раз к зданию подступал народ, намеренный разнести владения акаевского зятя. Но узнав, что там эмэсэновцы, люди отступали. Во вторую ночь на “Вечерку” неслась огромная возбужденная толпа, которую со стороны улицы Боконбаева и от железной дороги теснила милиция. Но защитники не допустили мародерского погрома.

    По логике вещей, бывшие вечеркинцы должны были уже с 28 марта остаться в здании “Вечерки” и не допустить, чтобы там хозяйничали те, кто его незаконно у них отнял. Но главный редактор “МСН” Александр Ким сказал: “Мы все будем делать по закону”. И подал в суд соответствующий иск.

    Однако люди, привыкшие командовать в стране всем и вся, не собирались ждать судебного решения. Охрану заменили, вечеркинцев заставили вернуться в прежнее подчиненное положение, а финансовые потоки направили в прежнее русло — мимо казны. Но это еще полбеды.

    Пока шли судебные разбирательства, выяснилось, что газета оказалась нужна не только акаевской семье. На “Вечерку” тогда претендовали даже и действующие ныне политики. Однако и при таком раскладе Александру Киму все же удалось добиться справедливости.

    За последующие годы относительного спокойствия он значительно упрочил позиции медиахолдинга — собственная типография и многое другое. Но в преддверии парламентских выборов, похоже, кто-то решил отобрать все это у акционеров. Неужели этот некто не понимает, что подобными действиями можно спровоцировать и третью революцию, поскольку просто так отобрать издание уже не удастся никому.

    В ближайших номерах газеты вечеркинцы предадут огласке уже полученное ими на руки решение Первомайского райсуда. С профессиональными комментариями юристов, естественно. Из них следует, что принятый от Рябушкина иск и его удовлетворение вообще ни по каким критериям не попадают в правовое поле. Это ясно как дважды два. А вот на вопрос, чей же заказ выполнял молодой служитель Фемиды, ответ даст только время. И скрыть его от народа никакой власти уже не удастся.

    P. S. Когда этот материал верстался в печать, акционеры “ВБ” одновременно из трех источников получили информацию, что со дня на день главным редактором “Вечёрки” будет назначен Кабай Карабеков. Каково?!!

    Юрий ГРУЗДОВ.


Адрес материала: //msn.kg/ru/news/42880/


Распечатать: Герои нашего времени (О метаморфозах из корысти и по заказу) РаспечататьОставить комментарий: Герои нашего времени (О метаморфозах из корысти и по заказу) Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Герои нашего времени (О метаморфозах из корысти и по заказу) Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 69.0754

EUR 81.2361

RUB   1.0494

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2ToT Technologies • 2007