Распечатать: Не так страшен Аскар, как его аскариды! РаспечататьОставить комментарий: Не так страшен Аскар, как его аскариды! Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Не так страшен Аскар, как его аскариды! Посмотреть комментарии

12 апреля 2005

ЭКОНОМИКА

Не так страшен Аскар, как его аскариды!

    Об экономической «аскариде» — своеобразной бомбе замедленного действия, заложенной режимом Акаева под благосостояние страны, рассуждает молодой ученый–экономист Чингиз Шамшиев.
    Одной из основных задач успешно начавшейся в стране демократической революции было создание таких политических условий, которые позволили бы новому руководству страны приступить к решению насущных проблем народа, прежде всего в сфере экономической политики, способной вывести экономику страны из трясины глубочайшего кризиса, в которую вверг бывший режим маслокрадов. Однако в данный момент складывается тревожная внутриполитическая обстановка, когда ряд отечественных политиков, забыв о народе, стараются повернуть колесо истории назад, вернуть если не дезертира–президента, то хотя бы его дух. Хочу особо подчеркнуть, что корень многих наших бед в Кыргызстане в том, что страной управляли во многом дилетанты. Решение, в частности, экономических проблем требует от управляющих особого подхода, мышления, профессионального опыта и способностей. Поэтому нашей стране сегодня нужны руководители, имеющие опыт многолетнего хозяйственного управления. Грубо говоря, знающие не из книжек, что батоны на деревьях не растут. И в этом отношении симптоматично, что на роль лидера страны революция затребовала Курманбека Бакиева — политического тяжеловеса, практика–хозяйственника, человека, всю жизнь отдавшего подъему нашей многострадальной промышленности и сельского хозяйства и экономики в целом.
    Обнищавшее за годы независимости население Кыргызстана нуждается прежде всего в рабочих местах и нормальном уровне доходов. Экономическая политика, которая проводилась при прежнем руководстве страны, этого обеспечить не смогла. И причина не только в неумелых и некомпетентных действиях акаевских приказчиков при реализации правильно разработанных программ экономического роста и развития. Основная причина наших прошлых неудач заключается в неправильности, неадекватности местным условиям большинства экономических решений, которые принимались в соответствии с предписаниями международных советников и экспертов. К сожалению, бывшее руководство страны за 15 лет так и не смогло разработать, обосновать перед международными организациями и воплотить в жизнь собственную экономическую программу, основанную на мировой экономической науке и практике, а также адекватную специфическим условиям отечественной экономики.
    Возьмем, к примеру, скандальный налог на недвижимость. Именно МВФ по согласованию с Акаевым настаивал на введении этого налога в городах Кыргызстана. В его пользу тогда безоговорочно высказалось правительство КР, возглавляемое Танаевым, многие депутаты Жогорку Кенеша, советник президента КР профессор Андерс Ослунд и, естественно, сам инициатор президент республики Аскар Акаев. Имея такую сильную всестороннюю поддержку, идея без сопротивления была воплощена в жизнь весной 2003 г., когда в налоговое законодательство КР было внесено соответствующее дополнение. Все аргументы сторонников введения налога на недвижимость можно разбить на четыре группы. Во–первых, по замыслу его адептов–сторонников, новый налог должен привести к более эффективному использованию производственных помещений. Путем стимулирования он должен скорректировать результаты плохой первичной приватизации, отяготив налоговым бременем тех собственников, которые в начале 90–х годов сумели скупить за бесценок большое количество недвижимости, но до сих пор не нашли для нее прибыльного применения. После введения налога нерадивые владельцы помещений будут вынуждены продать свою недвижимость более изворотливым экономическим субъектам, которые смогут найти для нее выгодное применение и вносить в местные бюджеты соответствующие налоговые платежи. Во–вторых, введение налога на недвижимость должно “вывести из тени” арендный бизнес, что означает вынудить ранее уклонявшихся от налогов арендодателей делиться с государством частью своих доходов. В–третьих, налог на недвижимость должен позволить снизить ставки по другим видам налога и даже отменить некоторые из них, сохраняя общий уровень налоговых поступлений (или повышая его, в силу более легкого администрирования налога на недвижимость). В–четвертых, поскольку речь идет о местном налоге, то его введение позволит поддержать бюджеты местных органов власти и таким образом облегчить реформу децентрализации государственного управления.
    Несмотря на массированную поддержку, оказанную идее налога на недвижимость, а также на наличие вышеуказанных аргументов в его пользу, данное решение правительства и Жогорку Кенеша КР заслуживает отрицательной оценки. При существующих условиях киргизской экономики введение налога на недвижимость не может рассматриваться как правильное экономическое решение. Поскольку налог на жилье в настоящее время установлен на достаточно низком уровне, может показаться, что его введение не имеет большого значения для экономики страны. Однако в экономике и, в частности, в налоговых вопросах важны не только конкретные величины отдельных показателей, но и принципы, лежащие в основе того или иного экономического решения. Именно о подобных принципах и пойдет речь ниже. Более того, если уж речь зашла о конкретных величинах, совершенно очевидно, что низкая первоначальная ставка налога на недвижимость была принята с целью избежать чрезмерных трений при обсуждении поправок в налоговое законодательство. В будущем, когда население свыкнется с идеей платить новый вид налога, возможно, следует ожидать постепенное повышение его ставки.
    Налог на недвижимость распространяется на жилые и нежилые помещения. В случае с нежилыми помещениями крайне сложным является вопрос оценки их стоимости. Рынок нежилых помещений в Кыргызстане развит пока очень плохо: сделки осуществляются с низкой интенсивностью и в малом количестве. По этой причине цены, устанавливаемые на рынке нежилой недвижимости, не носят системного характера и не могут рассматриваться как устойчивые индикаторы условий, влияющих на этот рынок. Также сложной является оценка стоимости нежилых помещений методом капитализации будущих прогнозируемых доходов от использования этих помещений, так как большинство нежилых объектов попросту простаивает, что делает практически невозможным реалистичный прогноз их будущих доходов. Другие методы оценки тоже большой пользы не принесут. В любом случае, особенно для нежилых объектов площадью ниже 300 тыс. кв. м, оценка стоимости будет крайне приблизительной, без учета многих важных переменных. В итоге объем выплачиваемого налога не будет соответствовать подлинной экономической стоимости облагаемого объекта, что вызовет вполне оправданное недовольство со стороны собственников недвижимости, лишит в их глазах новую налоговую инициативу всякой легитимности и приведет к массовому уходу от выплаты налога.
    По замыслу сторонников налога, налог на нежилые помещения должен заставить некоторых слишком жадных и не знающих меру собственников поубавить свои аппетиты и занизить требования по продаже принадлежащих им объектов. Таким владельцам недвижимости придется согласиться на более скромные условия продажи, так как, в противном случае, возрастет их задолженность перед бюджетом. Другими словами, адепты налога на недвижимость предполагают, что на рынке существует большой спрос на нежилые объекты. Наличие спроса означает, что нежилые объекты кому–то нужны, так как могут давать определенные доходы, часть которых может быть направлена в бюджет посредством налогообложения владельцев помещений. Однако совершенно очевидно, что сегодня большинство объектов простаивает. Объясняется это не тем, что владельцы плохо используемых помещений бездельники и никудышные предприниматели, а тем, что экономика страны в целом пребывает в состоянии глубокой депрессии. Разумеется, имеется ряд объектов, на которые существует высокий спрос и, следовательно, сильна конкуренция между людьми, желающими получить эти объекты в свою собственность. Однако таких случаев меньшинство. Что касается торговых помещений, то большой спрос на них является результатом ошибочных прогнозов некоторых предпринимателей. В сфере торговли между коммерсантами наблюдается высокий уровень конкуренции, что указывает на достаточно полную насыщенность рынка. Объемы торговли в Кыргызстане растут намного медленнее по сравнению с ростом вводимых в эксплуатацию торговых площадей. Медленно растущий объем покупательной способности на рынке товаров конечного потребления вынуждает коммерсантов увеличивать свои доходы за счет захвата частей рынка у своих конкурентов. Такая ситуация постепенно приведет к простаиванию большей части торговых павильонов. В гораздо больших масштабах подобные процессы наблюдались в странах Юго–Восточной Азии в середине 90–х годов, когда строительный бум привел к тому, что обширные площади производственных помещений под офисы, рестораны, торговые площадки, склады и т. п. оказались невостребованными. В Кыргызстане новый налог на нежилую недвижимость задавит долгами большую часть собственников, а поступления в бюджет будут в лучшем случае осуществляться за счет малого количества успешно эксплуатируемых объектов. В итоге сумма непогашаемых долгов в выплате налога будет превышать новые поступления в бюджет, а общий результат будет отрицательным. Разумеется, если учесть, что владельцы прибыльно используемых помещений будут уклоняться от выплаты налогов (нормальное явление нашей экономики), новый налог приведет к росту задолженности владельцев простаиваемых объектов и к очень слабому увеличению поступлений в бюджет.
    История с налогом на недвижимость в очередной раз свидетельствует о том, насколько МВФ не свойственно анализировать специфическую ситуацию в экономике каждой страны. МВФ нужна сбалансированность бюджета, а налог на недвижимость в развитых странах традиционно считается легко администрируемым и дающим высокие доходы фискальным инструментом. Следовательно, в стране со слаборазвитым налоговым аппаратом и хронически дефицитным бюджетом необходимо ввести налог на недвижимость. Решение простое, шаблонное, принятое без всякого учета того, что при существующей в Кыргызстане экономической конъюнктуре большая часть облагаемых нежилых объектов не может давать высокие доходы и что в киргизских условиях стимулирующий эффект нового налога обернется для собственников недвижимости обычной долговой ямой. Однако для МВФ это — не проблема, так как он следует принципу, согласно которому долговая яма способна оказывать стимулирующее воздействие на экономику. Иными словами, рост задолженности перед бюджетом собственников пустующих помещений приведет к их банкротству, удалению с рынка и оздоровлению экономики в целом, потому что в бизнесе останутся только способные платить налоги хозяйствующие единицы.
    Правительство Кыргызстана по указке президента Акаева поддержало налог по двум причинам. Во–первых, руководство республики привыкло уступать требованиям МВФ. Во–вторых, и это, видимо, является основной причиной, поправки в налоговое законодательство лоббировала определенная группа влиятельных лиц, заинтересованных в приобретении некоторых объектов недвижимости преимущественно в Бишкеке, Джалал–Абаде и Кара–Суу. Благодаря новому налогу на недвижимость эти люди планировали либо убедить неуступчивых владельцев помещений продать свою собственность по умеренным ценам, либо через суды довести дело до банкротства, а затем выкупить нужные объекты по заниженным ценам. В итоге получается, что налог, охватывающий практически все помещения в городах Кыргызстана, был введен ради приобретения ограниченного числа объектов недвижимости определенной группой заинтересованных лиц. Последние, возможно, получат от этого неплохой выигрыш, но подавляющее большинство собственников обрастет долгами и будет вовлечено в процесс необоснованного банкротства.
    Инициаторы введения налога на жилую собственность считают, что стоимость жилья является надежным индикатором уровня достатка его владельца. Подобное суждение имеет смысл в странах с долголетней историей рыночных отношений. С течением времени уровень жизни каждого индивида или социальной группы постепенно подстраивается под уровень их доходов. По мере того, как растут доходы отдельного человека или семьи, улучшаются их жилищные условия, питание, количество и качество потребляемых товаров первой необходимости, затем товаров второй необходимости и т. д. В случае с жилищными условиями данная тенденция особенно сильная. Например, в западных странах подавляющее большинство людей, выигравших в лотерею крупную сумму денег, заявляют, что израсходуют свой выигрыш прежде всего на приобретение нового дома или квартиры.
    Однако не все суждения, справедливые для стран с развитой рыночной экономикой, применимы к странам постсоветского пространства, где строительство рыночных отношений началось чуть более десяти лет назад. При использовании опыта других стран специфические реалии Кыргызстана требуют особого подхода, а некритичное копирование западной практики может привести к плачевным результатам. Дело в том, что в Кыргызстане большая часть жилья досталась их владельцам в ходе приватизации начала 90–х годов, когда за символическую плату в частную собственность перешли практически все жилищные помещения страны. Многие люди не приобретали на рынке жилье, а если и приобретали, то после продажи дома или квартиры, полученных в ходе жилищной приватизации. По этой причине сегодня в стране часто наблюдается несоответствие между уровнем доходов собственников и рыночной стоимостью их жилья. Наиболее яркий пример — пенсионеры, которые в советское время получили право на качественное жилье, но в переходный период остались с мизерной пенсией, находящейся на уровне ниже прожиточного минимума.
    Авторы акаевского налога на жилье считают, что такое несоответствие не следует рассматривать как возможную причину несправедливого налогообложения, так как малообеспеченные слои населения всегда могут продать свою собственность и приобрести жилье подешевле. Механика жилищного налога призвана не просто заставить владельцев жилья платить налоги сообразно своим доходам, но и подтолкнуть население к поиску соответствия между стоимостью своего жилья и своими текущими финансовыми возможностями. МВФ глубоко убежден, что каждый человек должен жить в соответствии со своими доходами. По его мнению, иметь дорогое, качественное и комфортное жилье при низких текущих доходах является расточительством.
    Однако следует заметить, что данный вопрос намного сложнее, чем может показаться на первый взгляд. Дилетанты зачастую не знают, а профессионалы нередко умалчивают, что подавляющее большинство экономических категорий имеет смысл только в рамках заданного временного интервала. Например, понятия “высокие доходы” или “низкие доходы” не имеют никакого смысла, если не уточнить, о каком отрезке времени идет речь. В течение месяца у человека могут быть низкие доходы, но среднемесячный доход, рассчитанный за полгода, может оказаться гораздо выше. Например, доходы сельхозпроизводителей нельзя оценивать за отрезок времени меньше одного года, начиная от посевного периода и заканчивая сбором и реализацией урожая, так как за первое полугодие фермер терпит одни убытки, а за второе — получает доходы. Когда некоторые эксперты утверждают, что стоимость жилья должна соответствовать уровню доходов его владельца, поскольку все должны жить по средствам, необходимо выяснить, о каком отрезке времени идет речь. Если взять отрезок времени в 30 лет, можно с полной уверенностью утверждать, что многие пенсионеры заслуживают комфортное жилье, потому что большую часть своей жизни они зарабатывали в реальном выражении намного больше, чем сегодняшний уровень их пенсий. Если взять за основу отрезок времени с начала 90–х годов, то, конечно, пенсионеры перейдут в категорию лиц с низким уровнем доходов, которые не заслуживают дорогого жилья.
    Решение о временной базе отображено в законодательстве в виде сроков уплаты налога. Если налог должен уплачиваться не позднее конца каждого года, то платежеспособность владельцев жилья рассчитывается за год. Вводя новый налог, МВФ, по сути, абстрагируется от экономических заслуг нашего населения за советский период. Им игнорируется тот факт, что жилищное имущество, распределенное в ходе приватизации, является вознаграждением за трудовой вклад людей в советскую экономику и что в нынешний нестабильный и неблагоприятный для большинства населения период необходимо сохранить за людьми право на результаты от их прошлой трудовой деятельности. В свое время идеологи большевизма перечеркивали все результаты экономической деятельности, имевшей место до 1917 года. Сегодня действия МВФ аналогичны пересмотру результатов трудовой деятельности населения в советские времена.
    Введение налога на недвижимость обязательно станет источником ряда проблем, которые бременем лягут на плечи налогоплательщиков и налогового департамента МФ. Дело в том, что рынок недвижимости по своей природе является нестабильным. В экономических системах, находящихся на стадии глубоких трансформаций, возможна повышенная нестабильность этого рынка. В Кыргызстане нестабильности рынка жилья может способствовать то, что этот рынок развивается в условиях предельно открытой, сильно зависящей от внешних факторов экономики. В республике долгосрочной тенденцией, скорее всего, будет постепенное повышение цен на жилье, хотя в малых городах республики все может произойти наоборот. На коротких отрезках времени высока вероятность резких спадов цен на рынке недвижимости во всех городах страны, особенно в Бишкеке. Об этом свидетельствует опыт многих динамично развивающихся стран.
    Цены на жилье могут колебаться вне зависимости от изменений доходов населения. В частности, они могут возрастать при более медленном росте, стагнации и даже спаде доходов населения. Подъем цен на жилье при замороженных доходах населения может обернуться настоящей социальной трагедией. Увеличение спроса на жилье со стороны инвесторов, ищущих надежные активы для сбережений, спекулянтов, скупающих жилье с целью его перепродажи по завышенной цене, а также иностранцев, имеющих более высокие доходы, нежели местное население, способно вызвать быстрый рост цен на рынке жилья и таким образом лишить определенную часть местного населения возможности селиться в городах своей страны. Например, после свержения режима “Талибан” в Афганистане резко возросший приток иностранцев вызвал скачок внутренних цен на жилье и товары первой необходимости, что немало способствовало росту бедности и усилению социальной напряженности в стране1.
    У рынка недвижимости в Кыргызстане есть одна важная особенность: оценка и оплата сделок на нем осуществляется не в национальной валюте, а, как правило, в долларах США. Налоговое законодательство республики предусматривает, что при исчислении суммы налога на квартиры и жилые дома налогоплательщик имеет право на вычет из оценочной стоимости своего имущества пяти тысяч минимальных размеров заработной платы, измеряемой в сомах. В итоге получается, что на величину исчисляемого налога будет прямое воздействие оказывать курс сома к доллару. Например, если сом обесценится, тогда возрастет стоимость жилья в сомах, а значит, и база обложения, служащая основой для подсчета налога. Очевидно, что колебания цен на рынке недвижимости будут сильнее, если рассчитывать стоимость жилья в сомах и таким образом принимать во внимание колебания долларового курса национальной валюты.
    Итак, в Кыргызстане имеются все условия для высокой нестабильности цен на жилье. Из этого следует, что предусмотренная законодательством процедура оценки жилья, допускающая переоценку не чаще одного раза в три года, будет зачастую давать такую стоимость облагаемого имущества, а следовательно, и величину налога, которая не соответствует сложившейся на рынке ситуации. В такой ситуации правительство будет вынуждено либо постоянно усложнять процедуру оценки недвижимости, либо перекладывать на плечи налогоплательщиков отрицательные последствия плохо работающего фискального инструмента. И, вероятнее всего, предпочтение будет отдано второй альтернативе.
    В настоящее время в Кыргызстане нет смысла вводить налоги, не имеющие прямой увязки с поведением или экономическими результатами налогоплательщиков. Такого рода налоги везде в мире приводят к неточному обложению, потери от которого в развитых странах смазываются на общем фоне экономического благополучия. Однако в Кыргызстане, переживающем свои не лучшие времена, даже самые маленькие неточности могут привести к значительным экономическим потерям.
    Чингиз Шамшиев, экономист (Франция).
    1 Khosrokhavar, F. “L’Afghanistan abandonnеI aux seigneurs de la guerre”, Le Monde Diplomatique, n°607, Octobre 2004.

    


Адрес материала: http://msn.kg/ru/news/9921/


Распечатать: Не так страшен Аскар, как его аскариды! РаспечататьОставить комментарий: Не так страшен Аскар, как его аскариды! Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Не так страшен Аскар, как его аскариды! Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* Введите код:

   


* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 68.8503

EUR 80.2106

RUB   1.1683

Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2ToT Technologies • 2007