Распечатать: Выборы в Бишкеке: как это было РаспечататьОставить комментарий: Выборы в Бишкеке: как это было Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Выборы в Бишкеке: как это было Посмотреть комментарии

12 апреля 2005

ПЕРВАЯ ПОЛОСА

Выборы в Бишкеке: как это было

    Трио «Интерньюс—Кыргызстан» (ведущие — Динара Суймалиева и Вячеслав Гончаров), газеты «МСН» и «Агым» продолжает совместный проект «Злое перо». Мы предлагаем два разных взгляда на одно и то же событие, в частности на прошедшие выборы. Ответы — без цензуры, вопросы — «неприглаженные». На этот раз к «барьеру» приглашены Оксана Малеваная и Николай Байло (интервью было взято до выборов). Олег Журавлев отказался от интервью (тем не менее право на участие в «Злом пере» у него сохраняется). Выводы — за вами, читатель.

        В. Г.: — Что является решающим для победы на выборах: имя, внешность, программа или все–таки случай?

        Н. Б.: — Когда избирали Путина, у женщин спросили: вы знаете его? Нет. А вы будете за него голосовать? Да. А почему? А он симпатичен как мужчина. С другой стороны, бабушке, которая получает 400–600 сомов, нужно, чтобы был кто–то, кто защищает ее интересы. Его внешность ее не интересует. То есть политик должен отражать интересы широкого круга населения. И все эти факторы вкупе дают те или иные политические дивиденды.

        О. М.: — Я думаю, только удача. Какой–то случай, а дальше стечение обстоятельств.

        Д. С.: — Ни сильная программа, ни известное имя, ни просто внешность не работают?

        О. М.: — Имя работает всегда. Что касается программы — это тоже доказано, — люди голосуют не за программу, не за политическую платформу. Что интересно, политические взгляды кандидата, его партийная принадлежность — практически на последнем месте. Люди голосуют за человека.

        В. Г.: — А кого вы считаете своим главным конкурентом?

        Н. Б.: — В округе, где я баллотируюсь, это Олег Журавлев, представитель партии "Алга, Кыргызстан!".

        В. Г.: — Потому что он представитель партии? Или потому что он личность?

        Н. Б.: — Он представитель партии, которая на сегодня (17 февр. — Авт.) является партией власти и которая использует все свои ресурсы. Я это испытал на себе.

        О. М.: — Главным своим соперником я считаю административный ресурс. Доходило до смешного! Помните историю с пропиской? Я действительно не имела прописки, потому что элементарно не имела жилья — я развелась с мужем и снимала квартиру. Мои оппоненты высказывали такие идеи: может быть, она жила в Казахстане. Зачем в Казахстане? Я жила на Канарских островах, прилетала на вертолете, нажимала на кнопку на заседаниях парламента и улетала обратно… Хотя в один момент мне показалось: а вдруг суд прислушается? И признает, что я фантом. Но это был бы прецедент. Если бы они меня сняли с регистрации, им пришлось бы на следующий день зарегистрировать всех экс–послов, у которых не было перерыва с пропиской. Я не оговорилась, когда сказала, что в этой ситуации главным своим конкурентом считаю административный ресурс. И какая разница, на кого он работает?

        Н. Б.: — Вот сейчас я подал в суд на г–на Журавлева. Потому что партия "Алга, Кыргызстан!" сегодня активно использует "Договор доверия". Нигде, ни в одной норме Кодекса о выборах нет такой формы, которая обязывает избирателя выполнять свои обещания перед кандидатом в депутаты. Это нонсенс! Люди, с которыми я встречался, просят отремонтировать крыши, подъезды, привести в порядок энергосети, дороги… Это все связано с финансовыми затратами. То есть кандидат в депутаты Журавлев через "Договор доверия" берет на себя обязательства, которые связаны с оказанием материальных и финансовых услуг. Это Кодексом о выборах категорически запрещено!

        Д. С.: — А в чем выражается давление административного ресурса лично на вас?

        О. М.: — Не пускают в общежития. Студенты говорят: мы за вас, но вы нам дайте ма–а–аленькие материалы, чтоб никто не видел. "А что такое? Я такая страшная? Или что?" Нет, но нам сказали — только Журавлев… Иначе нас отчислят. Страх — вот это меня беспокоит.

        Н. Б.: — Второй мой конкурент — Оксана Малеваная. Она — представитель партии "Моя страна". Эта партия тоже в фарватере политики, проводимой сегодняшним режимом.

        В. Г.: — Простите, я правильно вас понял, между "Моей страной" и партией "Алга, Кыргызстан!" вы "равно" ставите?

        Н. Б.: — Нет. Как ни странно, сегодня власть прессует и партию "Моя страна". Если посмотреть передачу "Апта", то уже несколько дней подряд Оксану Малеваную, грубо говоря, размазывают.

        Д. С.: — Партия "Моя страна", в принципе, тоже считается провластной, если не карманной. Нет ли здесь обмана для избирателей?

        О. М.: — Я так не считаю. "Моя страна" создана не по принципу партии власти. Представителей квартальных комитетов, врачей, учителей не заставляли становиться членами "Моей страны". И потом мы отличаемся изначально идеологической платформой. То есть она у нас есть. У партии "Алга, Кыргызстан!", может быть, она тоже есть, но я пока не знаю, какая она. Партии ведь строятся по простому принципу: левые, правые, а то, что в центре, — в принципе непонятно. Мы — правые, коммунисты — левые…

        Н. Б.: — Сейчас говорят о борьбе с бедностью. Бедность можно материализовать предложениями, которые выдвинула Компартия. Это вернуть 90 процентов стоимости незаконно приватизированных объектов. Это порядка 120—130 миллиардов сомов!

        В. Г.: — Экспроприация экспроприаторов?

        Н. Б.: — Нет. Не национализация. Не экспроприация, я подчеркиваю. Они должны вернуть реальную рыночную стоимость той общенародной собственности, которую они прихватили. А это семь годовых бюджетов!

        Вот Танаев предлагал списать 1 миллиард 200 миллионов пени с субъектов экономики за неуплату налогов. Вы представляете, что это такое? Это только пени! Нищая страна! Люди живут впроголодь, а они предлагают списать пени с субъектов со стопроцентным иностранным капиталом! В Америке за неуплату налогов сажают на шесть–семь лет. А у нас?!

        В. Г.: — Мы сейчас говорили о деньгах. Простите за нескромный вопрос: где вы брали деньги на предвыборную борьбу?

        Н. Б.: — Деньги мои — это мизер. Мне даже немножко стыдно называть эту сумму. И даже эти деньги мне дали мои коллеги по партии. Меня выдвинул съезд. У нас двадцать тысяч коммунистов! У нас есть Саввы Морозовы, которые поддерживали и поддерживают коммунистов.

        О. М.: — Я, когда шла на выборы, сказала: у меня денег нет. И из своих денег я не потрачу ни копейки, даже из тех, которые есть. Лучше я себе куплю что–нибудь приятное. Какую–нибудь милую женскую мелочь. Но есть люди, которые хотят видеть меня в парламенте — для того, чтобы я лоббировала их интересы. На самом деле это грамотный подход. Зачем идти в парламент, если есть кто–то, кто сможет более грамотно отстаивать твои интересы?

        В. Г.: — Какова вообще атмосфера этих выборов? И отличаются ли они — выгодно или невыгодно — от предыдущих?

        Н. Б.: — Принципиально отличаются. Сегодня к власти рвутся уже бизнесмены, люди, которые заимели большие деньги. Это деньги, по сути, очень сомнительные (если рассматривать с правовой точки зрения). Потому что около 70 процентов нашей экономики в тени, и сегодня идет процесс прихода к власти крупного бизнеса. В связи с этим сформирован новый политический крупный рынок. С одной стороны — избиратель как товар, с другой — кандидат в депутаты как покупатель. Ведь повсеместно устраиваются тои, режется скот, раздаются деньги, уголь мешками, краски и прочее.

        О. М.: — Сейчас ситуация еще хуже на самом деле, как ни странно. Казалось бы, каждый год нас должен приближать к каким–то демократическим стандартам, но нет. И люди — это тоже бросается в глаза — стали больше бояться. Такого не было пять лет назад.

        В. Г.: — Вы верите в революцию?

        Н. Б.: — Я официально заявляю: я против любых революций. Но я сказал избирателям: как только будет введен налог на квартиры, как только будет приватизирована энергетика и газ — при нашей нищенской зарплате и пенсиях, — народ может выйти на улицу.

        О. М.: — Революция? Нет, ну что вы! Когда произошли события в Грузии, наши оппозиционеры сидели, распивали какие–то спиртные напитки, произносили тосты, чтобы и у нас так было! Я им сразу сказала: у нас так не будет. В Грузии после избрания парламента они нашли в себе силы положить мандаты и сказать: нет, выборы были нечестными. Кто–нибудь из вас положит мандат? Да такого не будет никогда! Один будет думать, что положит этот, второй — пусть положит тот, а третий — пусть они все положат, а потом, может быть, я присоединюсь. И все! В итоге не найдется ни одного!

        Д. С.: — Если вы проиграете, чем будете заниматься?

        О. М.: — Точно знаю — в запой не уйду… Хотя, конечно, я расстроюсь. Для меня такой уж трагедии не будет. Честно говоря, я не думаю, что этот парламент надолго, потому что очень много моментов: так, как он сформирован, как шла предвыборная борьба — считать его на 100 процентов избранным согласно народному волеизъявлению нельзя. Независимо от того, буду я в нем или нет.

        Н. Б.: — Если проиграю, пойду работать преподавателем. Я раньше работал на заводе Ленина 15 лет. Был там филиал ленинградского института, где я преподавал политологию и общественные науки. Думаю, без куска хлеба не останусь.

        Подготовила Татьяна Орлова.

        P.S. Байло стал акимом Ленинского района, Малеваная собирается на телевидение, а Журавлев — депутат.

    


Адрес материала: http://msn.kg/ru/news/9919/


Распечатать: Выборы в Бишкеке: как это было РаспечататьОставить комментарий: Выборы в Бишкеке: как это было Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Выборы в Бишкеке: как это было Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* Введите код:

   


* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 68.8503

EUR 80.2106

RUB   1.1683

Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2ToT Technologies • 2007